November 2nd, 2019

Шаббатные размышления про физиологию нервной системы

Моя бабушка, Евгения Ивановна, прожила в Одессе всю свою жизнь. Пережила "три русские революции". Встречала в стайке весёлых гимназисток прибывшего в Одессу Николая Второго на углу Пантелеймоновской и Пушкинской в сентябре 1904 года. Холодной весной 1915 видела из окна "Павловского" здания императора "Всея Руси" принимающего парад на Куликовом Поле. Из того же окна, но уже в мае 1919, слушала речь Лейбы Троцкого с броневика (дался им, уродам, этот броневик!). Пережила "военный коммунизм", НЭП, побывала в "сталинских застенках" в начале 30-х. Времена (до убийства Кирова) были ещё не совсем драконовские и благодаря заступничеству мужа гимназической подруги ей удалось оттуда вырваться. Оккупация, послевоенный бандитизм. Советскую власть бабушка не любила. И коммунистов не любила. Иначе как гицелями их не называла.
Память у неё была замечательная. Многие из её рассказов, увы, стёрлись из памяти. Но хорошо помню один. Начало 70-х. По телевизору показывают "Интервенцию". Ну помните: "Революция тебя обмишурила, контрреволюция тебя обмишурила, родная мать тебя обмишурила!", "Вы просите песен? Их есть у меня!"?
— Балаган, какой-то! — поджимая губы говорит бабушка и что-то бормочет по французски.
Различаю лишь "мэрде" и "батар".
— А ты знаешь, как люди узнавали в те годы, какая в городе власть?
— В смысле, "красные" или "белые"?
— В смысле, наши или бандиты? — кивает бабушка, — Куликовое Поле в те годы стало излюбленным местом, где каждая, вновь пришедшая в Одессу власть, расстреливала своих противников, — продолжает бабушка, — так вот, по тому, как расстреливают, одесситы и понимали, "кто в городе хозяин". Красные расстреливали, нет не расстреливали… Расстреливают лишь людей, верно? А они своих врагов, "контру", как они тогда говорили, людьми не считали. Они их "шлёпали". Как тараканов и других вредных насекомых. Ты ведь муху не расстреливаешь, а шлёпаешь её свёрнутой в трубочку газетой, верно? Вот и красные тоже "шлёпали" белых и буржуев. Всегда одиночными выстрелами из наганов и маузеров.
Белые же, вероятно в силу какого-то идиотского снобизма, — бабушка иронично улыбается, — "пусть всё горит огнём, но порядок-то быть должен во всём!" — расстреливали комиссаров, чекистов и другую большевистскую шелупонь, выведением на площадь комендантского взвода, зачитыванием приговора военного трибунала и прочими интеллигентскими аксессуарами, вплоть до прощального слова приговорённого и исполнением его последнего желания. Мерихлюндия какая-то, честное слово! Я полагаю, что красные просто экономили патроны, а не имели намерение как-то скрыть эти расстрелы от общественности, или, как тогда говорили — "публики". Тем более, что мы, эта самая "публика", не имела ни малейших иллюзий насчёт своего будущего в большевистской Совдепии. “Ростислав” и “Алмаз” — за республику, наш девиз боевой — резать публику!” распевала в 1918 году пьяная матросня с этих двух "рэволюционных" крейсеров, — бабушка протягивает руку за стаканом остывшего чая и добавляет с сарказмом, — честно и без обмана, по крайней мере!
— Бабушка, а правда, что тогда в каждой квартире был с десяток разных флагов и горожане вывешивали их из окон соответственно той власти, которая в городе?
— Чепуха! Это ты в кино видел? Я, лично, никогда не вывешивала ничьих флагов. К чему привлекать к себе внимание? — резонно замечает бабушка. Но самое интересное, что каким-то фантастическим образом смену власти предчувствовали… ну-ка угадай кто?
— Ну, наверное, собаки? — предполагаю я, — они и землетрясения предвидят и наводнения.
— Нет! Не собаки, а дворники! Незадолго до того, как наши оставили город в феврале 1920 и в Одессу вошли банды Котовского, дворники перестали мести дворы и улицы и они вновь, как при совдепии, покрылись отвратительным ковром из семечковой лузги, или, как у нас в Одессе говорят, — лушпайками! Знаешь, во время войны, при румынах, Герман Пынтя, которого Антонеску назначил градоначальником Одессы, хотел запретить лузгать семечки. Под страхом смерти! Кстати, Бунин, тоже ненавидел лузгу! Ты читал "Окаянные дни" Бунина? И этих бандитов, коммунистов, он тоже ненавидел. Молодец! Пообещай мне, что никогда не будешь лузгать семечки! Не будешь? Парол д'онэр?

…"Окаянные дни" я прочёл через много-много лет после этого разговора. Действительно, Бунин пишет там о утонувшем в лузге Петрограде и о своём отвращении к плюющемся "шкарлупками" быдлу. Насчёт дворников "предвидевших" приход большевиков, то у меня имеется такая версия; в отличие от животных обладающих лишь "первой сигнальной системой", у человека помимо "первой" и "второй", вербальной, развившейся в результате воспитания и обучения, имеется ещё и "третья сигнальная" позволяющая как бы "считывать" невербальную информацию. Какие-то "тонкие колебания эфира", что ли? Особенно сильно такие экстрасенсорные способности проявляются в годы тяжёлых испытаний, войн, революций. Будто что-то такое разлито в воздухе… какое-то напряжение, как перед грозой. Вот это "напряжение" и заставляло дворников наплевать на свои обязанности.

"Мир ещё не знал столь подлого государства, как Франция"— 4

В Одессе встречу генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга с освобожденными из России украинскими моряками, предлагала организовать украинская сторона, но в Альянсе в этом отказали.
По информации источников, основным противником, оказалась Франция, которая не желает раздражать Россию встречей, потому как, по мнению Парижа, может "сорвать мирный процесс и негативно повлиять на организацию переговоров в нормандском формате".
Какие отвратительные бляди! Пардон май фрэнч!

Мій друже Ковалю…



Автор музики та слів українець-повстанець Микола Матола. Пісня написана у 1949 році, а наприкінці 60-х була "перекладена" на так звану "білогвардійську". Кацапи поцупили, як завжди, до речі, українське. Та що там пісня! Вони історію нашу вкрали! А зараз намагаються й країну відібрати у нас. Будьмо, як ці герої, які боронили Україну від ще лютішого ворога, ніж зараз маємо на сході. Та перемогли! Де тепер той СССР? Де нацистська Німеччина? Ось так!

Слова пісні

Collapse )