January 21st, 2020

Сохраним наследие вождя мирового пролетариата!



"В Россию пытались тайно вывезти книгу Ленина!
Харьковские таможенники нашли в автомобиле книгу Владимира Ленина  "Империализм, как высшая стадия империализма". Как сообщили в Слобожанской таможне, машина, в которой обнаружили издание 1934 г., ехала в Россию через таможенный пост "Большая Писаревка". Издание ограничено к перемещению через таможенную границу Украины и подлежит обязательному декларированию, чего не сделал водитель."


Это, шановное панство, — пиздец! Натуральный и полный! Доблестные таможенники предотвратили вывоз за кордон книженции, чья антикварная и букинистическая стоимость равна нулю. Такие книги в начале девяностых тоннами выгребали из запасников тысяч библиотек по всему бывшему Советского Союза и свозили на мусорники, когда освобождали помещения для устройства в них залов игральных автоматов и питейных заведений. Тогда, наряду с этим мусором, были уничтожены и десятки тысяч по-настоящему ценных и интересных книг. Но кого это волновало? А сейчас долбоëбы докладывают, спасли, дескать, наследие вождя! Вот знаете, а я ничуть не удивлюсь, если завтра бдительные украинские таможенники сообщат о том, что их усилиями предотвращена попытка вывести за границу

Стена плача

Поехали как-то Владим Владимыч и Владим Саныч в Израиль. Вы может слышали, что в Иерусалиме есть так называемая "Стена плача", которая никакая не стена плача, (хватит евреям плакать, пусть теперь плачут их враги!) и которая на иврите называется - Котэль Маарави, что в переводе на русский означает — "Западная Стена". Стена эта, является символом веры и надежды многих поколений евреев. Вот уже триста лет существует традиция помещения листков бумаги, содержащих написанные на них молитвы Богу, в трещины и щели Западной Стены. Если написать свою просьбу к Богу и постоять несколько минут, то можно понять дошла ли она до Бога.
Наши герои тоже про ту стену слыхали. Владим Владимычу про неë доложил начальник Службы Внешней Разведки. Как и положено государственному деятелю мирового масштаба, а Владим Владимыч по уверениям своих друзей, Чевентуры и Вынь Суня, именно таким деятелем и был, он приказал проверить чекистскую информацию военным разведчикам Генерального Штаба Министерства Нападения. Доверяй, но проверяй! Всë так и оказалось. Не соврал чекист.
А Владим Санычу про "Стену Плача" рассказал под большим секретом его папа. Владим Саныч папе сразу поверил и ничего не стал перепроверять, хотя по уверениям свой подружки, Юлечки Мендель, был в мировой политике величиной не уступающей Владим Владимычу, а то и преаосходящей его. Да и поручить проверку было некому. Главный разведчик страны улетел то ли в Швейцарию, то ли в Швецию, (Владим Саныч всегда путал Швейцарию со Швецией, Словению со Словакией, а Латвию с Литвой) на лыжах покататься. Такая вот у него была слабость, перед Новым Годом на горных лыжах кататься. Хоть тебе держпереворот, хоть шпыгун на шпыгуне, а на лыжах, то святое!
Так вот, идут Владим Саныч и Владим Владимыч узкими улочками Еврейского квартала по направлению к Стене Плача и мировые проблемы обсуждают. Владим Владимыч как-то пообещал израильскому премьеру присоединить его страну к Владим Владимыча стране. Но выполнять своë обещание не спешил. Еврейский премьер теперь постоянно ныл повсюду:
"Поматросил и бросил, так да?" Вот Владим Владимыч Владим Санычу и говорит:
— А айда с нами, Саныч, за компанию! Бог троицу любит, а за компанию и жыд повесился! Ха-ха-ха!
Но Владим Саныч, хоть и молодой, даже сорока трëх годков ещë нет, но осторожный и поэтому на предложение своего коллеги не отвечает ни да, ни нет, а предлагает тому попробовать шаурмы:
— Владим Владимыч, вы попробуйте, почти такая же, как у нас на Троещине!
Тот, лишь рукой машет: "Да ну тебя с твоей хавкой"!
Дескать, к Богу на свиданку идëм, а ты — шаурма!
Подошли они к Стене. Что у одного, что у другого в Охране люди ответственные и своë дело знают. Стали освобождать территорию от подозрительных лиц. А их там у стены, мама не горюй! Геволт поднялся. Хасиды пейсами трясут, котелки роняют.
Владим Владимыч смеëтся:
— Ну, как в Жмеринке, во время еврейского погрома 1905 года!
— На чëм бы тут написать? — держа в руке "Паркер" размышляет Владим Владимыч, — а ну-ка поворотысь сынку! — проявляет он знание классической литературы, и на спине Владим Саныча заполняет своë послание Богу. Затем сворачивает его в трубочку и засовывает в расщелину между камнями. Несколько секунд молчит, прислушиваясь к Вечности. Вдруг топает ботинком на высоченном каблуке, пинает Стену:
— Сам пошëл! Сдохните все, а я в Рай! Понял?!
Проклиная обманщика Гундяева, Владим Владимыч, в плотном окружении телохранителей, удаляется прочь.
Владим Саныч достаëт из кармана заранее подготовленный "гріпс", (С кем поведëшься от того и наберëшься!) шепчет:
"Шма Исраэль адонай элохейну адонай эхад!" Спустя несколько мгновений раздаëтся Глас: "Ты, вообще, совесть имеешь?! Думаешь, что я деньги печатаю?"
Владим Саныч:
— Ну нет, так нет! Я ж только спросить! — подняв голову он замечает, как над древним городом скапливаются и нависают грозовые черные тучи. Он чувствует, как ледяные капли дождя падают ему за шиворот, — наверное, хватит торчать здесь на ветру, мне еще простудиться не хватало! И так уже не помню, когда на работе появлялся. Уволят, черти, как пить дать, уволят!