February 8th, 2020

"Личный враг фюрера".

Когда россиянину задаёшь простой вопрос: "А что же заставило Кремль засекретить военные архивы ВМВ до 2040 года?", то они лишь мычат и разводят руками. И в самом деле трудно объяснить, что может быть такого "секретного" в старых архивах. В том то и дело, что ничего секретного там и в самом деле нет и быть не может. А вот неприглядного и отвратительного, того сколько угодно и на любой вкус. И самое главное, что открытые архивы не позволяют так беззастенчиво фальсифицировать историю, как её фальсифицируют сегодня в РФ.
История гибели немецкого лайнера "Вильгельм Густлоф" как нельзя более точно подходит к обсуждению проблем фальсификации истории. Применительно к торпедной атаке советской подводной лодки "С-13»", которая потопила немецкий лайнер 30 января 1945 года, копья ломаются уже не один десяток лет. Для немцев — это трагедия, унесшая жизнь около пяти тысяч человек, в подавляющем большинстве женщин и детей. Для советских, а сегодня российских граждан — "беспримерный подвиг подводников, уничтоживших символ Третьего рейха".


Таким был этот корабль с личной каютой Гитлера.

(Тут, позвольте, маленькая ремарка. Я, как бывший моряк торгового флота, (А "бывшие" моряки бывают?) недолюбливаю (это я ещё мягко выражаюсь) моряков-подводников. И иначе, чем — "шакалами войны"— их не называю. Притом, любых, без "национально-идеологической" окраски, так сказать; советских, немецких, японских, американских… Был бы в Швейцарии подводный флот, то и их тоже бы не любил и презирал. Но мои симпатии и антипатии к делу никакого отношения не имеют, разумеется. Мало ли кого я там "презираю", верно?)

В архиве Российского Центрального военно-морского музея хранится "Представления командира лодки Александра Маринеско к званию Героя Советского Союза от 20 февраля 1945 года". В экспозиции музея этот документ не представлен по какой-то причине. В нём говорится, что "Вильгельм Густлоф" среди прочих перевозил свыше 4000 беженцев. Но упор в данном документе делался, естественно, не на них, а на то, что были "потоплены 3700 подводников и что этого количества было бы достаточно для укомплектования 70 подводных лодок среднего тоннажа". Знаете откуда эта несуразное количество подводников появилось в "представлении"? Из шведской газеты "Стокгольм Тиднинген" от 18 февраля 1945 года. Заметьте, через день после публикации в газете!
В Германии в местечке Мёльтенорт, что на севере Германии у города Киль, есть памятник немецким подводникам, отправившихся с "Густлофом" в последний рейс. На бронзовой доске в алфавитном порядке перечислены 390 погибших подводников. Среди них: восемь офицеров, старший их которых теоретически мог бы быть командиром немецкой подводной лодки, остальные — унтер-офицерский и рядовой состав. Никаких "3700" там, само собой, нет.
На "Густлофе" погибло; 406 матросов и офицеров 2-й учебной дивизии подводных сил, 90 членов собственного экипажа, 250 женщин-военнослужащих вспомогательного персонала немецкого флота и как минимум 4600 беженцев и раненых (из них три тысячи детей). Из числа подводников погибло; 16 офицеров (в том числе 8 медицинской службы), остальные были мало обученными курсантами, нуждавшимися ещё, как минимум, в полугодичном курсе подготовки. Мальчишки, старики, женщины и маленькие дети — вот кто стал жертвами атаки "С-13". Но это ещё не вся ложь про славную подлодку и её героическом командире.

(Я намеренно не касаюсь вопроса о "морально-политическом облике" Маринеско, организовавшего, например, в дивизионе ПЛ "катран" (место сбоpа для игpы в каpты на деньги) и походный бордель для офицеров и комиссаров. Кстати, перед героическим убийством беззащитных немецких беженцев командующий Балтийским флотом адмирал В. Ф. Трибуц решил предать Маринеско суду военного трибунала за самовольное оставление корабля в боевой обстановке (в предновогоднюю ночь командир, желая попьянствовать и заняться развратом в свое удовольствие, как это принято у советских героев, на двое суток покинул корабль, экипаж которого за это время "отличился" выяснением отношений с местным населением), но исполнение этого решения задержал, дав возможность командиру и экипажу искупить вину в боевом походе. Таким образом, С-13 стала единственной "штрафной" подлодкой советского флота… 31 мая 1945 командир дивизиона ПЛ подаёт рапорт вышестоящему командованию, в котором указывает на то, что: "командир подлодки все время пьёт, служебными обязанностями не занимается, и его дальнейшее пребывание в данной должности нецелесообразно". 14 сентября 1945 года вышел приказ № 01979 наркома ВМФ адмирала флота Н. Г. Кузнецова, где говорилось: "За халатное отношение к служебным обязанностям, систематическое пьянство и бытовую распущенность командира Краснознамённой подводной лодки С-13 Краснознамённой бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота капитана 3 ранга Маринеско Александра Ивановича отстранить от занимаемой должности, понизить в воинском звании до старшего лейтенанта и зачислить в распоряжение военного совета этого же флота".
Однако награда всё же нашла героя — в 1960 году приказ о разжаловании был отменён, что дало возможность Маринеско, к тому времени находившемуся уже в очень плохом состоянии от хронического алкоголизма и не долеченных венерических заболеваний, получать полную пенсию.)


В середине шестидесятых годов на экранах телевизоров появился писатель и историк Сергей Смирнов "открывший" советским людям историю Брестской крепости. (Ума не приложу, а зачем её надо было держать в секрете, эту историю?) Он приложил руку и к "Вильгельму Густлофу", будучи допущенным к засекреченным материалам. И поведал удивительные тайны о том, что оказывается: Маринеско был "личным врагом фюрера", а сам Гитлер устроил трехдневный траур по кораблю, уничтоженному советскими подводниками! Видимо писатель полагал, что никто и никогда не узнает истинную правду, а потому можно беззастенчиво врать. А в итоге всë равно это оказалось секретом Полишинеля. Или вернее, как в старом анекдоте: "не десять тысяч, а десять рублей и не выиграл, а проиграл, и не Мойша, а Иван".
Траур в Германии был, но не по кораблю, а по человеку с таким именем, сподвижником Гитлера. И не в 1945, а в 1935 году. Когда "фюрер германского народа" устроил шикарные поминки в Шверине в присутствии 35 тысяч нацистов. "Личный враг" тоже был, но не советский подводник, а еврейский студент Давид Франкфуртер, убивший реального Вильгельма Густлофа.
Как видите, врать про Вторую мировую войну начали отнюдь не сейчас. Врали всегда. Другое дело, что сегодня ложь о войне превратилась в идеологию. То на чём держится убогий и ущербный "русский мир".

Шабатные рассказы о "георгиевской ленте"

Одна девушка постоянно носила на груди георгиевскую ленту. А её подружка ленту не носила. Та девушка, которая носила ленту, вышла замуж за красивого непьющего военного и поехала с ним в свадебное путешествие в Крым а та, которая не носила георгиевскую ленту, вышла замуж за некрасивого пьяницу, учителя географии, и уехала с ним, "по-распределению" в Тюмень.
Один мальчик идя на экзамен в институт всегда повязывал на грудь георгиевскую ленту, а его приятель ленту не носил! Мальчик, который носил на груди георгиевскую ленту успешно сдал все экзамены и поехал на каникулы в Крым, а его приятеля, не сдавшего экзамены, отчислили из института и отправили служить Родине в армию, в Тюмень.
Ещё одна девочка сняла георгиевскую ленту и заразилась короновирусом. Её отправили на карантин в Тюмень, а её брат ленты не снимал и короновирусом не заболел. Он поехал отдыхать в Крым.
Один дедушка повязал на картофельные кусты георгиевскую ленту. Пришли колорадские жуки, увидели, что место уже занято и ушли к другому дедушке по-соседству, который не повязал на картофельные кусты георгиевскую ленту. Они съели весь картофель у этого дедушки и он зимой умер с голоду. Приехал его внук из Тюмени и похоронил дедушку. А другой дедушка, тот, что ленты на картофельные кусты повязал, продал весь урожай, купил автомобиль "Лада" и поехал отдыхать в Крым.
А вот какая страшная история произошла в Крыму. Одна девочка перед сном сняла с груди георгиевскую ленту и бросила её на пол! Лента очень обиделась и ночью задушила девочку! Её похоронили в Крыму, а родители поплакали на её могилке, повязали на крест георгиевскую ленту и уехали в Тюмень.