February 15th, 2020

Чëрная благодарность



Один из немногих сохранившихся советских агит-плакатов о "ленд-лизе" с благодарностью Британии. В современной России занятой переписыванием истории, это, конечно же, никто и никогда не покажет.

Говорят, что существуют услуги настолько большие, что ответить на них можно лишь чëрной неблагодарностью. Эта мысль мне пришла в голову, когда в руки попал только что изданный в России роман А. Афанасьева "Призраки Лондона". Действие романа происходит в столице Британии в наши дни. По сюжету романа в Великобритании существует банда педофилов-детоубийц. В неë входят высокопоставленные политические деятели, высшие чины полиции и контрразведки. Эти подонки, вкупе с продажными российскими чиновниками, продают русских детей в притоны и чëрным трансплантологам "на органы". Они рвутся к власти и ненавидят Россию. Разоблачить их мерзкие планы пытается отставной полковник спецназа. Но негодяи готовы на все чтобы скрыть следы своих преступлений. Чтобы ликвидировать спецназовца в Лондон посылают, уволенного из ФСО "за правду", другого полковника, бывшего охранника, угадайте с первого раза кого?… Верно! Товарища Путина охранника. Но честный отставник (а Путина только кристально честные люди и могут охранять) ломает планы негодяев и за кордоном и в России.
Это лишь один из многих, очень многих боевиков на эту тему. Вирус британо и западоненавистничества буквально рядами, как пулемëт "Максим" белогвардейцев в фильме "Чапаев", косит российских писателей. Вот например, А.Бушков издал трëхтомный(!!!) псевдоисторический труд "Остров кошмаров" куда постарался втиснуть всю неизбывную российскую ненависть к британцам.
(а собственно говоря, за что россияне так не любят англичан? В двух мировых войнах Россия и Британия были по одну сторону окопов. В отличие от немцев, с которыми жестоко и кроваво воевали, но которых готовы в задницу целовать)
Что касается Бушкова, то и раньше он был не без греха, а сейчас вообще свихнулся в своей ненависти к Англии. А ведь когда-то написал и "Анастасию" и "Рыцаря из ниоткуда" Печально!
Чем больше живу, тем более убеждаюсь, что хорошим писателям не следует давать доживать до 60. Пусть берут пример с Хемингуэя.

В ожидании войны. Шабатные размышления.

Страх перед грядущей войной — один из самых устойчивых страхов у нас, родившихся в послевоенное время. Мы ждали новой войны более-менее постоянно. Ждали её в 1962, во время "Карибского кризиса", ждали в 1968, когда СССР ввёл свои войска в Чехословакию. Ждали в 1983, когда советские ПВО сбили пассажирский южнокорейский самолет, а Рональд Рейган в известной речи назвал СССР "империей зла"…
Октябрь 62-го. Одесский дворик. Беседка увитая пожелтевшими листьями винограда. В беседке на столе; жареная скумбрия "качалка", серый хлеб нарезанный толстыми ломтями, "степные" помидоры, трёхлитровый бутыль домашнего вина. За столом сидят трое мужчин и ругают Хрущёва. Несколькими месяцами ранее расстреляли рабочих в Новочеркасске и поэтому Никитку иначе, как пидарасом и гондоном, никто не именует. Кто такие "пидарасы" я, восьмилетний шкет, тогда уже знал. Как-то дядя Миша, моряк "загранки", рассказывал в беседке про наших моряков, которые на Кубе гуляли по Гаване в босоножках. А кубинцы называли их "мориконами", что на кубинском языке, объяснял дядя Миша, означает — "пидарас".
— Почему пидарас? — затягиваясь "беломориной", отвечал он на вопрос друзей, — да потому что кубасы сами ходят в начищенных чёрных ботинках! А раз в сандалетах, то — пидарас!
Понятно! Значит пидарасы, решил я, это те, кто в сандалиях ходят.
Откуда я про гондоны знал? Ну гондоны, цыгане покупали в аптеках сотнями, по три копейки штука, красили в какой-то ядовитой краске, надували их и продавали по 20 копеек на Первое мая.
— По Одессе обязательно въебут! Не могут не въебать. Всё-таки порт большой и вообще! — что "вообще", дядя Саша Кац, не объясняет. Но всем и так понятно, что такую цель, как Одесса, империалисты без внимания не оставят ни за что, — и Одесса вся провалится в катакомбы! — завершает свои апокалиптические предсказания дядя Саша. Мужики курят и ругают Хрущёва, Кеннеди, и почему-то, какого-то Аденауэра…
Через шесть лет в жарком августе 1968-ого, мы, высыпав на улицу, из уже спящих дворов, увидали грохочущие по улице танки. Они шли на Товарную. Высекая искры из, тогда ещё булыжной мостовой, громыхая и окутывая всех клубами сизого дыма. Мы долго стояли и смотрели им вслед, а они всё шли и шли… Крестились и молились старенькие бабушки, помнившие ещё, как красные расстреливали белых, а белые красных на Куликовом поле. Пережившие немецкие бомбёжки в 41-ом и советские в 44-ом…
Март 1969. Опоздавший на урок Сашка Ярмоленко, "Шапа", открывает дверь класса и с разбега:
— Вилен Людвигович, война! С китайцами!
Учитель обществоведения, Вилен Людвигович Троепольский, на миг застывает, затем с застывшим лицом поворачивается от классной доски:
— Ярмоленко, выйди из класса, постучись и спроси разрешения войти. Сашка выходит. Вслед за ним выходит и Вилен Людвигович. Через несколько минут он возвращается в класс и успокаивает нас, притихших и испуганных. Рассказывает про миролюбивую политику советского правительства и коммунистической партии и про поджигателей войны — китайских маоистов.
— А разве китайцы не коммунисты? — задаёт кто-то вопрос. Вилен Людвигович долго и путано объясняет нам разницу между нашими "правильными" коммунистами и китайскими "неправильными"…
Январь 1980. Три недели назад советские войска вошли в Афганистан. Я с товарищем "обмываю" мою, вчера родившуюся, дочь.
— Слава Богу, что дочь, а не сын! — говорю я товарищу. Тот удивлённо на меня глядит. Дескать, все мужчины мечтают о сыне, — понимаешь, — я объясняю ему свою мысль, — эти пидарасы коммуняки, ещё лет пятьдесят будут воевать. Нехрен для них солдат рожать! Выпиваем за здоровье доченьки и чтобы все коммуняки скорее подохли…
Не подохли, суки! 2015. На российском ТВ снова про "радиоактивный пепел", про то, что "повторить могут". Что вы, гондоны, можете повторить? Вы даже паровые котлы на сраном "Кузнецове" не можете отремонтировать. Когда же вы уже, бляди, навоюетесь?