June 1st, 2020

Борцы за равноправие


"Какая разница" какого цвета кожа? *Улыбаюсь* А вы посмотрите, внимательно посмотрите, а потом уже говорите.
Вот что бывает, когда на планете появляется 5-6 миллиардов лишних людей, которые хотят только жрать, бухать, торчать, развлекаться и размножаться, но не хотят думать, творить и работать.

На пожар билетов больше нет!

Первая одесская пожарная команда называлась почему-то Бульварной и располагалась на улице Полицейской (ныне ул. Бунина). Знаменательно, что там она и сохранилась. Не сохранилась только каланча, на которой всегда присутствовал наблюдатель. Жаль, потому что место было "хлебное" — кроме наблюдателя там всегда пребывало множество зрителей, ибо одесский пожар не то ординарное зрелище, которое можно пропустить.
Доходило до того, что места на каланчу, как ложи в оперу, приходилось заказывать заранее. Используя театральный опыт, руководство Бульварным пожарным депо распорядилось выдавать зрителям бинокли. Это было очень разумно, ибо, если не было достойного пожара, с каланчи в бинокль можно было контролировать — дома ли жена, и если отлучилась, то какие у него усы и планы на чужую жену. А что вы хотели? Середина ХІХ века. Считай, что "заря человечества". Ни тебе синематографа ни телевизора. Вот и служила пожарная каланча, таким себе незатейливым, легкодоступным развлечением для одесской публики.
Немало одесских гимназистов увидали с каланчи свою первую в жизни голую тëтеньку в открытых окнах доходных домов или особняков. Городская легенда гласит, что именно с этой каланчи, некий бдительный одессит, имени, которого история, к сожалению, не сохранила, разглядел дымы англо-французской эскадры по-пиратски подбирающейся к Одессе. Про это немедленно было сообщено по инстанции. Огонь артиллерийских батарей корректировался с каланчи бравым брандмейстером, артиллерийским майором в отставке:
— Трубка пятнадцать, прицел сто десять! Батарея огонь!
Перелëт! Недолëт! Есть! Получи, вражина! Тяжëлые ядра береговой батареи крушат фок, грот и бизань мачты вражеского корабля. Ещë залп и объятый пламенем фрегат идëт ко дну!
Трофей этой славной виктории вы теперь можете увидеть на Приморском бульваре, где перед здание Городской Думе, на постаменте находится одно из орудий, поднятых из потопленного английского фрегата "Тигр", который, кстати, был ещë и "личной яхтой" британской королевы Виктории!
А высматривал, между прочим, этот господин, свою, увы, неверную жену! Отправившуюся, не к "модистке", как она заявила несчастному супругу, а в Городской сад, где изволила фланировать под ручку с франтоватым хлыщом с мерзкими усиками. Вот и попробуй после этого оспорить роль случайностей в истории! Ведь не соблазни этот фат супругу господина N, то и ему бы не было чего делать на каланче. Незамеченный никем, подкравшийся к берегу вражеский флот спускает шлюпки с десантом. Высадившаяся на Ланжероне и в Аркадии матросня грабит и насилует беззащитных дачников, продвигается к центру города. Берëт в плен градоначальника! Водружает "Юнион Джек" на этой самой каланче и объявляет Одессу британской колонией! Но, слава Богу, этого не произошло.
А одесситы не были бы одесситами, если бы не постарались максимально, как сейчас принято говорить, монетизировать, это хозяйство. Получая неплохую прибыль от сдачи наблюдательных мест на каланче, пожарное начальство решило расширить бизнес, для чего были открыты филиалы: Александровская пожарная команда (ул. Пантелеймоновская), Херсонская (ул. Херсонская), Старопортофранковская (ул. Михайловская) и Дюковская (ул. Прохоровская).

Дикари, их быт и нравы


Яков Берлин "Дикари, их быт и нравы"

Книга издана в 1924 году. Тогда, когда ещё никто не знал, что слова "негр" и "дикарь" — не "политкорректные".
"Меньшим братьям" нашим посвящена эта книга. На примере дикарей разных стран читатель познакомится с детством человечества — с его печалями и радостями, с его добродетелями и грехами".

Дикари вообще точно задались целью удивлять европейцев своими странностями. Посудите сами, как далеки от того, к чему мы привыкли, негры, выражающие свистом… свое приветствие; полинезийцы, оборачивающиеся спиной… в знак уважения; новогвинейцы, сжимающие себе нос… в виде приветствия. Как не изумиться вкусу остяков, поедающих кишки убитой на охоте белки вместе с их содержимым, или тех негров, что лакомятся… паразитами, червяками, находимыми в желудке рогатого скота…
А как нам понять аппетиты иных дикарей?
«Трех лососей хватало вдосталь на нас десятерых, — рассказывает известный исследователь полярных стран капитан Росс, — каждый же эскимос съедал в один присест двух. Разделяя нашу трапезу, каждый из них проглотил 6 килогр. сырой лососины и сделал это с таким видом, с каким мы съедаем легкую закуску. Я никогда не поверил бы, что человек может перенести такое вздутие живота, какое стало заметно у них после еды».
Росс сравнивает эскимоса с прожорливой хищной птицей, для которой высшее наслаждение — глотать пищу, и приводит такую сцену эскимосского пиршества.
«Кулиттук — имя эскимоса — ел до полного опьянения, он заснул с открытым ртом. Подле него сидела Арналуа, которая проталкивала в рот своего мужа куски полусырого мяса. Когда рот оказался полным, она отгрызла то, что торчало из него. Кулиттук лежал неподвижно, не открывая глаз и только медленно двигая челюстями. Но от времени до времени, когда его рот немного освобождался от пищи, он издавал ворчание в знак своего полного удовлетворения. Жир от этого аппетитного кушанья обильно растекался по его лицу и шее».
Не думайте, что только эскимосы такие обжоры: с ними поспорят аппетитами бушмены, австралийцы, некоторые индейцы и другие дикари. Про бушменов рассказывают, например, что их пятеро уничтожают в три часа целую кваггу, величиной с нашего осла. В этом обжорстве дикарей европейцу видится что-то животное.


Читать книгу