June 26th, 2020

Три эпизода про чëрных. Эпизод второй: ЮАР. (окончание)

Попрощавшись с улетающим в Лондон, Гораном, и пожелав ему счастливого пути, я подошëл к стойке "Сауз Эфрика Эйрвэйз", чтобы зарегистрироваться на рейс в Йоханнесбург.
Молодая белокурая девушка
с круглым, в веснушках, лицом, как будто снятая с картины какого-то голландского мастера XVII века и магически перемещенная на три века вперëд по времени и несколько тысяч миль в расстоянии, улыбнулась:
— Велком меньер!
Я протянул ей свой заграничный паспорт гражданина Украины.
Заметив, что девушка собирается воспользоваться сканером для паспортов с магнитной полоской на которой записана вся информация о владельце документа, я ей сказал:
— В моëм паспорте нет магнитной полоски, мэм.
— Это не проблема, сэр! — качнула головой девушка, — я наберу ваши данные вручную! — Она лëгким движением прошлась по клавиатуре компьютера и принтер через пару секунд выдал мне посадочный талон на рейс до Йоханнесбурга…
По прилëту в Йози (так обычно называют этот город местные жители) мне следовало поспешить. Уже объявили регистрацию на каирский рейс, а мне ещë надо было из зала прилëтов местных авиалиний попасть в международный терминал и вновь зарегистрироваться. Такова уж особенность "электронных" авиабилетов. Ваши паспортные данные вносятся в компьютер авиакомпании, осуществляющей перелëт, а он при регистрации в аэропорту, подтверждает; да, мистер такой-то, имеет право осуществить перелëт из точки А в точку В, так как стоимость билета, такого-то класса, оплачена.
Как бы контрастом к кейптаунской голландке, за регистрационной стойкой "Сауз Эфрика Эйрвэйз" в Йоханнесбурге, сидел здоровенный негр.
— Такому впору кайлом махать на шахте, а не клавиши давить, — подумал я, протягивая ему свой паспорт. Несмотря на моë предупреждение об отсутствии в паспорте магнитной полосы, негр засунул его в сканер. Компьютер, естественно, никак не отреагировал на это. Тогда он достал его из сканера, перевернул другой стороной и вновь засунул внутрь прибора. И снова компьютер молчал.
— Сэр, я же вам объяснил, что в этом паспорте нет магнитной полоски. Когда я его получал почти десять лет назад, такая опция не предусматривалась. Пожалуйста, введите данные вручную.
Негр отреагировал самым неожиданным образом. Он швырнул мой паспорт куда-то под стойку и нажал кнопку микрофона:
— Полиция! Внимание! "Сауз Эфрика Эйрвэйз" фальшивый паспорт!
Разумеется, никаким фальшивым, мой паспорт не был. Просто, это был самый первый украинский заграничный паспорт, который я получил взамен заграничного паспорта гражданина СССР, ещë в начале 90-х. И никаких полосок там не было. Вот это всë мне пришлось в течении получаса объяснять в полиции аэропорта. Несмотря на то, что в паспорте была отметка иммиграционных властей в Кейптауне, а в нëм были вкладыши; пятилетней шенгенской визы и пятилетней визы США, а в самом паспорте не было свободного места от отметок о въезде и отъезде из десятка других стран, полицейский начальник твердил, что мой паспорт фальшивый. Я же продолжал его убеждать, что паспорт мой, самый, что ни есть настоящий, а я не международный террорист, у которых, а как же иначе, самые безупречные паспорта с магнитными полосками!
— Если бы я считал вас террористом, сэр, — явно издевательским тоном промолвил полицейский, — то вы бы были уже в наручниках, сэр!
Объявили об окончании посадки на каирский рейс. Надежда на то, что я покину сегодня "гостеприимную" ЮАР, таяла с каждой минутой.
— Дай Бог,вообще, отсюда выбраться, — подумал я, глядя на чëрнокожего полицейского сержанта.
— В таком случае, что вы мне инкриминируете, офицер?!
— А вот сейчас и узнаем!
В участок вошëл ещë один полисмен, тот самый, который препроводил меня от регистрационной стойки в отделение аэропортовской полиции.
Он положил на стол перед сержантом мой паспорт и что-то сказал ему на африкаанс.
— Сэр, вы свободны, можете продолжить ваше путешествие. Поспешите! Посадка на ваш рейс закончена, но вы успеете. Наш человек доставит вас к выходу на посадку.
— Сэр, у меня нет ни малейшего желания задерживаться надолго в вашей, во всех отношениях, замечательной стране, сэр!
— Вам не нравится ЮАР? — полицейский мордоворот поднял на меня глаза, — а впрочем, это уже не имеет значения!
Позже, когда я развернул свой паспорт, я понял, что имел виду сержант.
Последний лист паспорта наискосок пересекала чëрная печать: "Запрещëн въезд в ЮАР".

Никогда не поздно…



В 2014 году он подписал 
постыдное и позорное оправдание российской агрессии против Украины:
"Обращение деятелей культуры Российской Федерации в поддержку политики президента РФ В. В. Путина на Украине и в Крыму"
В интервью 2016 года актёр назвал существование России — "спасением мира" и призвал поддержать Путина. Он высказал мнение, что страны Запада стремятся уничтожить Россию, а такие понятия, как "доброта" и "душа", иностранцам чужды.
Перед смертью он понял, что "уничтожить Россию" собирается именно тот, в поддержку кого он выступил шестью годами ранее…
Никогда не поздно поумнеть. Может там это ему зачтëтся, и Леониду не придëтся делить сковородку с Кобзоном, Табачниковым, хором Александрова и "доктором" Лизой.