August 4th, 2020

Два брата

Жили на Волині два брата Яремчук, Степан та Іван. Степан у війну до бандерівців до лісу подався, а Іван до Червоної армії. Обидва хоробро воювали: Іван проти німців, а Степан проти енкавеесників. Іван за свої героїчні подвиги на війні став Героєм Радянського Союзу, а Степана запроторили до ГУЛАГу. Після війни Іван почав у колгоспі трактористом працювати, а Степан з кайлом свою провину проти совєтів спокутувати… Пройшло десять років. Степан відсидів термін, повернувся до села. Став працювати та у нього почався стрімкий ріст кар'єри. Вступив до КПРС. Почав у сільгосптехнікумі вчитися. Сам не помітив, як головою сільради став! А Іван як працював трактористом так й продовжував їм працювати. Заяву на вступ до партії навіть не прийняли, нічого не пояснюючи. Якось зустрілись брати та й питає Іван:
— Степане, як же так?! Я за радянську владу кров проливав. Героєм став, а справи ніяк! Куди не тикнусь — суцільний гаплик! А ти в тюрмі сидів, а так ростеш! Як так?
Степан хильнув чарку горілки, добрячим шматком сала закусив та відповідає:
— Дивись, брате, у мене в анкеті, що написано: "Брат — Герой Радянського Союзу"? Так? А у тебе?

Как лучше?

Если у Путлера напрочь поехала крыша на почве чудо-оружия, на всех этих; "Унитазоарматах",
"Крылатых горевестниках", "27 Махах", "Подводных лошариках", "Светиках-пересветиках", и прочей мультяшной галиматье, если, все эти фрикции Рособоронпрома, закончились лишь грандиозным пуком, то какое теперь прозвище ему лучше всего подходит: "Вундерваффлёр" или "Вундерваффлист"?
Может кто-то предложит свой вариант? Пишите! А затем мы объявим конкурс на лучшее "звание". Победитель получит от меня приз! Возможность прочитать продолжение "Новых приключений Незнайки" — захватывающего дух, научно-фантастического, написанный в жанре альтернативной истории, романа.

Про мифы

"История — это правда, которая становится ложью. Миф — это ложь, которая становится правдой"© Жан Кокто

Некоторые мифы настолько укоренились в сознании масс, что найдут себе миллионы добровольных защитников, не имеющих никакой материальной заинтересованности в их существовании. Но, если вдуматься, заинтересованность таких людей не менее сильна, чем материальная, ведь ниспровергатель мифа посягает на вещи, которые успели стать внутренним убеждением этих людей. Посягает на их мировоззренческие ценности. Посягательство на эти мифы тут же объявляется ересью, выразивший свое отличное от принятого в "обществе" мнение, в лучшем случае выставляется недоучкой, или — русофобом, мракобесом, инквизитором. Ах какие герои панфиловцы! Ах, какие героини Зоя Космодемьянская и Жанна д'Арк! Ах какой великий ученый Джордано Бруно. Ах какая могла бы стать Россия, если бы Петр Аркадьевич… (Продолжить список может каждый, исходя из своих убеждений, пристрастий и заблуждений) И как неприятно слышать, что героиня французского народа на поверку оказывается кровавой маньячкой, "Великий" ученый сатанистом, участником тайного союза дьяволопоклонников, политическим заговорщиком и гомосексуалистом. Господин Столыпин — обычным царским чиновником, запутавшимся в связях с охранкой и эсэрами. Про "комиссаров в пыльных шлемах" и вовсе не стоит говорить, а уж тем более, о "комиссаршах".
Перефразируя Рейхсминистра народного просвещения и пропаганды Германии Йозефа Геббельса можно сказать: "Ложь, повторенная тысячу раз, становится историей".
Послушайте, а кому надо история, где двадцать восемь панфиловцев остановили тевтонских псов-рыцарей на льду Куликовского поля? Или та, в которой царь Никита предал "злой казни" — четвертованию, славного болярина Лаврентия Берию?
Что, говорите: "Не может быть"? А вот очень даже и может. Приведу в доказательство историю, что приключилась с советскими историками (Простите великодушно за тавтологию!), сотрудниками Института марксизма-ленинизма (ИМЛ) при ЦК КПСС, в канун пятидесятилетия советской власти, в одна тысяча девятьсот шестьдесят седьмом годике от рождения Христова. Конечно, называть их историками, это, мягко говоря, грешить против истины, но какими-никакими навыками исследовательской работы они обладали, несмотря на крайнюю зашоренность и заполитизированность сего научного заведения. А решили они, ни много, ни мало, на основе воспоминаний участников революционных событий в Петрограде в октябре 1917-го, воссоздать реальную картину тех дней. Найти ветеранов не составило труда. (Это только кажется, что пятьдесят лет — громадный срок, а на самом деле — это совсем немного.) Еще бодры и полны сил те, кому в 17-ом было по 18-25 лет. Из ума, слава Богу не выжили, и расскажут нам всё подробно, решили учёные. Каково же было их изумление, когда изучив всё то, что накалякали дедуганы, они поняли, что ВСЕ, до ЕДИНОГО "воспоминания" являются пересказом кинофильма "Ленин в Октябре"…
Та реальность, что существовала ранее, для всех этих людей была замещена, вытеснена, новой реальностью, созданной режиссёром фильма Михаилом Роммом. А вы говорите, не может быть! А вот оказалось очень даже может. Дело, как говорится, техники.