October 17th, 2020

Про наркоманов и драгдиллеров

То, что сейчас происходит с миллионами россиян — это наркомания. Их наркотик называется "сверхдержава". Ради дозы "сверхдержавы" люди готовы отказываться от всего. Доза отключает их от нищей реальности и погружает в мир грёз о мировом величии. Ровно так ведут себя наркоманы.
А если эту дозу забрать, то начинается ломка. Смотрю раша ТВ. Депутаты Госдумы, всевозможные политологи и аналитики, прямо таки, в истерике бьются; ах, мы теряем Армению и Киргизию! Ах мы потеряли Украину! Ах, мы и Молдавию потеряем!
(заметьте, всегда только: Молдавия, Киргизия, Белоруссия, ну и "на Украине".) Чтобы что-то потерять, господа кацапы, этим надо, прежде всего, владеть, не так ли? Какое ваше собачье дело с кем разоваривает в Лондоне Зеленский? С кем хочет дружить Ильхан Алиев? Какой алфавит в Казахстане? Вы знаете казахский язык? Вы-то и по-русски еле-еле, хоть и числитесь директорами институтов и докторами наук. (Ну так, по крайней мере, вас представляют на сукабеевских и соловьинопомëтных шоу).
Вся ваша "аналитика" — это кликушеские вопли и перебивание друг друга в доказывании, кто из вас самый лучший на вашем скотном дворе империалист и черносотенец. Но вот что интересно. Подзарядив дозой ненависти, упëршихся в телеящик, рашкованов, эти господа разъезжаются по своим виллам в ненавистных им странах НАТО. Они-то не наркоманы — они драгдиллеры! А те, как известно, никогда не потребляют товар, которым торгуют. Он для быдла, то есть для вас, "простые россияне". И его много. Это единственное, чего путинской банде, не жалко для своего скрепно-православнутого народа. Жрите, хоть подавитесь, голубинный, вы наш, народ!

Как Красная армия уходила из Одессы

В 30-е годы темпы экономического роста Румынии уступали только темпам Германии. Румыны даже наладили производство всех основных типов вооружений. Но в 1940-м году песенка закончилась. Сначала Сталин в ультимативной форме потребовал Бессарабию. Пришлось отдать. Затем венгры "отсудили" Транссильванию. Пришлось отдать. Территория Румынии без единого выстрела сократилось практически к тому размеру который страна имела до 1914-го года. На фоне массового недовольства в народе и армии, фактически единоличную власть сосредотачивает в своих руках "великий кондуктор" Ион Антонеску. Над ним, как формальный символ государства стоял 18-летний король Михай I – наполовину немец. Стремясь взять реванш, румыны идут на сумасшедшую авантюру – 22 июня 1941 г. объявляют войну СССР, но в отличии от холодных финнов которые хотели лишь вернуть себе то, что потеряли в 1940 году, пусть и с небольшими приращениями, румыны, что называется, решили размахнуться. Гитлер это почувствовал и подарил им территорию между Бугом и Днестром. Она получила название Транснистрия. Не за просто так, разумеется. Румыны потом дошли с немцами до Волги, где потеряв 18 дивизий из 22-х, только и думали, как бы умело выйти из войны оставив за собой хоть что-то.
Но в 1941-м об этом тоже не думалось. Территорию до Буга они вместе с немцами легко заняли к началу августа, но вот Одессу наскоком взять не получилось. Сработала стандартная ситуация — там где немцы или румыны попадали в зону действия корабельной артиллерии они останавливались надолго или навсегда. Да и боеспособность их армии была, мягко говоря, средненькой. В сентябре их вообще преследовали сплошные неудачи. Сначала в авиакатастрофе разбился генерал Иоанициу – именно он был мозгом всей одесской операции. Затем Красная армия провела успешный десант в селе Григорьевка, захватив важный плацдарм на севере. Румыны понимали, что в 1941-ом году они Одессы не увидят и готовились зимовать в окопах для чего войска получали все необходимое.
Но и тут румынам выпала невероятная удача. Советское командование совершило очередной просчет и немцы ворвались в Крым, из которого вообще можно было сделать неприступную крепость, ведь это же фактически остров, плюс Черноморский флот полностью господствовал на море. Оборонять Одессу больше не было смысла, нужно было эвакуировать 80-и тысячный гарнизон для обороны Севастополя.
На подготовку Одессы к сдаче отводилось 15 дней. Никого не интересовало, что в городе остаются 300 тысяч человек, советских граждан, которым советская власть объяснялась в любви по сто раз на день. Весь моторный транспорт — 2500 автомобилей и автобусов и 180 тракторов были сброшены в море. Все 90 паровозов были уничтожены. 9000 лошадей были частично зарезаны и переработаны в колбасу, но в основном НКВДисты их просто расстреливали из автоматов ППШ (лишь они были тогда вооружены пистолетами-автоматами). Вся улица Приморская была завалена трупами лошадей. Были сожжены даже все повозки — около 9000 единиц. В ночь с 15 на 16-е октября 1941-го года, оставленные в городе подрывные группы, уничтожили всё, что представляло какую-либо ценность. Интересно, что уничтожению многих объектов помешали местные жители. Это признавалось и в советской литературе. Их называли "немецко-румынскими шпионами".
В городе также оставались румынские и немецкие военнопленные. Сколько их было — точно никто назвать не может. Говорят, что от 900 до 3-4 тысяч. Все были расстреляны энкаведистами
Но и этого было мало. НКВД решило затопить часть города находящуюся ниже уровня лиманов. Население, как вы уже догадались предупреждено не было.
…Сотрудник специальной команды НКВД поднес к бикфордову шнуру огонек. Желтый шипящий шарик покатился кубарем в темноту. Взрыв, потом злой вздох воды в камышах. Через два десятка минут грязная волна ударилась в стены окраинных пересыпских домов. Затем поднялась по щиколотку, по колено…

В воде плавали листовки "Одессе быть!"


Затопленная Пересыпь. Воду спустят только к маю 1942-го года. Фото с румынского самолета-разведчика.


Этой же ночью НКВД подорвало городскую электростанцию, все хлебозаводы. Водопроводные краны окончательно пересохли. К утру горели, практически все, городские школы. Целыми остались лишь три заведения.
Красная армия уходила из Одессы так, словно в городе не оставалось ни единой живой души. Триста тысяч человек отлетели "костяшкой" на сталинских ужасных счетах.
Заключительные аккорды одесской драмы прозвучали 16 октября.
Рано утром над "Новым рынком" появились сталинские соколы". Заход, пологий разворот, и на головы одесситов россыпью летят бомбы…
Убитых мирных жителей было около сотни. Грубые красного цвета осколки посекли стены домов. Ракушечная пыль засыпала лица убитых.
Такие же осколочные бомбы рвались в клочья возле нынешнего Музея морского флота. Во время обороны там был устроен склад конфискованных, у якобы "ненадежного населения", радиоприемников. Утром народ поспешил за своим добром… Вокруг здания, на брусчатке, тоже лежали жертвы. Под вечер в город начали входить румынские части…

Румыны идут по Пушкинской со стороны вокзала.

Сдаëтся мне, что ты говно, Серëга, а никакой не дипломат!

Не успел Лавров вякнуть, что "Россия никогда не рассматривала Турцию в качестве стратегического партнера", как турецкий президент заявил, что
"Турция не признала и не признает незаконную аннексию Крыма. Мы с Украиной продолжим оказывать поддержку наших крымско-татарских братьев, которые являются важным элементом исторической и гуманитарной связи между нашими странами…"
В переводе с дипломатического языка это означает: "в мире все ясно понимают, что за шантрапа, эта ваша, "путинская Россия". Всем хорошо и давно понятно, что вы —агрессоры. Лезете куда ни попадя. В Сирию, Ливию. В Африку. Но нам, туркам, достаточно лишь перекрыть проливы и все ваши гребанные авантюры накроются медным тазом.
Вы боитесь даже за своего союзника по ОДКБ, Армению, заступиться. А знаете почему? Потому что вы воры и мошенники. А они всегда "сливают" своего подельника, когда запахнет жареным.
Я, Эрдоган, за шесть лет превратил турецкую армию во вторую по силе армию НАТО, а ты, Путин, за двадцать лет украл и вывел в офшоры сотни миллиардов долларов и ещë сотни миллиардов роздал своим друзьям. Вот почему мои беспилотники, сейчас в Карабахе, жгут твоë ржавое железо, которое, впрочем, даже не "твоë", не российское, а доставшееся тебе по наследству от СССР".