November 16th, 2020

Что же это за государство, где не сажают? Читая Александра Зиновьева.



Я познакомился с творчеством Зиновьева, лет двадцать назад. И с тех пор меня всегда удивляли кульбиты в мировоззрении философа. От полного неприятия коммунизма, к поддержке коммунистов, с их антиамериканской и антизападной риторикой. От стремления к "демократии и свободе", к шельмованию первых ростков демократии в России. Про таких, как он можно сказать: эталонный диссидент! Пока жил в СССР — охаивал социализм и восхищался Западом, но стоило ему эмигрировать — полюбил социализм и начал поливать дерьмом уже и Запад. То он становится "знаменем"русских националистов, то разочаровывается в них, развенчивая миф о "Святой Руси", объявив российское государство "практически мертвым". От выражения "глубокого уважения "к Путину, до понимания того, что Путин создает в России режим власти, который уже невозможно будет изменить, и этот режим отнюдь не то к чему всю жизнь стремился Зиновьев. Какое горькое разочарование надо пережить, чтобы в конце жизни сказать такие слова:" Одно дело на бумаге быть за то, чтобы была демократия, за то, чтобы людей не арестовывали, а попробуйте в реальности обойтись без этого".
"Разброд и шатания" вообще свойственны советским диссидентам и "антикоммунистам", вероятно сказывается отсутствие того идеологического стержня, который и делает из противника режима, — борца с режимом. Объяснение на мой взгляд может быть в том, что все они в той или иной мере остались где-то в душе, все теми же "homo soveticus", с которыми они так яростно боролись. Такой вот жестокий дуализм мышления. Мыслящая субстанция стремится к "свободе, равенству, братству", а материальная субстанция тянет взад, бубня: "Не, не может быть, чтобы не сажали. Завсегда сажали. Что же это за государство, где не сажают?"
P.S. А знаете, когда я перестал удивляться с Зиновьева и понял, что такие завихрения в мозгах, в общем-то, обычное явление для представителей "русского мира"? Когда, Ходарковский, выйдя из тюрьмы, куда его запроторил Путин, заявил, что "если понадобится — пойдëт проливать кровь за него!" Кого "его" он имел ввиду — хер поймëшь; то ли "русский мир", то ли его недофюрера — Путина?! Ну, а посадили, так то дело житейское! В Расеи, почитай, каждый третий сидел, сидит, или сидеть будет. Кто у "Хозяина" не был — тот, вроде, и не мужик вовсе, Так, мусщинка!

Игры российских детей



Несомненно, что после того, как это уродливое, имперское по духу и фашистское по идеологии, псевдогосударственное образование, Российская Федерация, прекратит своë существование, необходимо будет привлечь самых компетентных психологов, социологов, историков, психиатров, в конце концов, чтобы выяснить, какие такие особенности мышления и менталитета расиян, какие такие особенности исторического пути этой страны, неизменно, из века в век, способствуют формированию авторитарной и тоталитарной структуры российского общества.

P.S. *Улыбаюсь*
Лет так через 10-15, детишки эти вырастут и тогда вам, расиянам, всем пиздец настанет. Мало никому не покажется. Бить будут "аккуратно, но сильно!"©

Атомная сказка (Из сборника "Сказки Страны Советов")

Здравствуйте, дорогие детишки! Рассаживайтесь поудобнее, и дедушка расскажет вам сказочку.
Как все начиналось, и как все было…
Давно это было, дети!
Всыпали мы тогда буржуинам проклятым и фрицам нерусским, по самые не хочу! Затаили они злобу злую на первую в мире страну советов! Бомбою атомной грозят! Тогда товарищ Сталин и говорит кунаку своему, Берии Лаврентию:
— Поезжай-ка Лаврентий, самый дорогой мой друг, брат и товарищ, на атомный завод и разберись, что и как? Без бомбы атомной, назад не приезжай!
Поехал, значицца, товарищ Берия на энтот самый, секретный атомный завод. С ним триста нукеров, все с пулемётами. За поясом у них кинжалы острые, в карманах галифе — гранаты! Ходит товарищ Берия по заводу, ничего не понимает, потому что завод очень секретный.
Тут ему навстречу директор.
— Здравствуйте товарищ Берия! Рады вас видеть! — говорит, — Добро пожаловать! А у самого глазки так и бегают!
Ему товарищ Берия отвечает:
— Ты, дарагой дырэктор, абэсни, что здесь к чему, мине самому товарищу Сталину дакладивать надо будет.
Директор тут и начал завод расхваливать, какой клуб построили, каких поросят в подсобном хозяйстве разводят!
Товарищ Берия, слушал, слушал, да как посмотрел на директора, да тихо так и говорит:
— Ты, что мне тут несешь? Ты мне про атомы-шматомы рассказывай, а не про парасят.
Молчит директор, от страха слова сказать не может. Ничего он про атомы не знает, потому что раньше, до назначения на завод, заведовал в НКВД вещевым довольствием, подштанники шелковые, да портянки батистовые, генералам выдавал.
Товарищ Берия только мигнул, как нукеры директора в мешок, и в подвал чекистский уволокли.
Там его и расстреляли. А что с ним делать прикажете? Ну и шофера его, и бабушку шофера, и еще пятсот человек.
— Бабушку жалко? Кто сказал? У пчëлки жалко! Слушайте дальше!
Окинул взглядом товарищ Берия завод атомный, снял пенсне, достал платок клетчатый и стал тщательно протирать стекла, видно сильно огорчился Лаврентий Палыч, а после, вновь спрашивает:
— Кто мине абэснит, что здес делают, чито мине таварищу Сталину гаварить?
Вышел тут вперед, парень молодой, ладный весь такой из себя, ну прямо, молодец былинный!
— Я всю правду расскажу, всю как есть, ничего не скрою. На этом заводе мы уран и плутоний для родной нашей Партии и народа добываем, товарищ Берия.
Главный заводской чекистский особист, как услышал, что секретные слова про уран и плутоний вслух произносятся, тут же поседел!
А товарищ Берия молодца поблагодарил:
— Диди мадлобели вар, дарагой! Век нэ забуду!
И уехал в Москву товарищу Сталину докладывать.
А молодца нашего чекисты под ручки и к главному заводскому чекисту-особисту привели.
Чекист его и спрашивает:
— Ты откуда, контра белогвардейская, секретные слова про ураний с плутоном знаешь? Отвечай, сволочь троцкистко-бухаринская!!!
— Ничего я тебе не скажу, ежовская твоя харя. Не всех еще вас, товарищ Берия, из органов вычистил! А знаю я про атомный уран и плутоний, потому что я начальник смены и инженер советский!!!
Не поверили чекисты инженеру, в подвал расстрельный поволокли.
И тут, прямо перед заводоуправлением, самолет садится. Красавец! Восьмимоторный! На крыльях звëзды красные! А за штурвалом сам товарищ Чкалов. "Максим Горький", аэроплан называется. Из самолета автомобиль "ЗИС" выезжает, а в "ЗИС"-е том, товарищ Абакумов, самый главный по шпионам. Приказал он чекиста заводского в мешок и в подвал. Шпионом тот был, а не чекистом. Ещë в 1914 году его фашистская разведка завербовала.
Вражину подколодную, тут же и расстреляли, и шофера его, и дедушку шофера, и еще тысячу пятсот человек.
Дедушку жалко? А как иначе, дети? Лес рубят— щепки летят! Кто сказал, дети? Правильно! Товарищ Сталин и сказал.
А молодца, из подвала освобожденного, товарищ Абакумов к себе подозвал.
И говорит:
— А тебе, инженер, от товарища Берия и от меня лично, спасибо большое, наше энкаведисткое, за то, что кубло контрреволюционное вскрыл.
Держи подарки, герой! Невесту угостишь! Невеста есть? Нет? Ну за такого героя даже Маша Гризодубова выйдет! Верно говорю, товарищи? Из самолета, тем временем, ящики с мандаринами выносят, шашлык-маншлык горячий ещë, кувшины с вином грузинским, сухим, полусухим и сладким! Рахат-лукум, чурчхелу, шербет всякий! Парня, этого молодого, тут же директором назначили. Завод с тех пор, в отрасли урановой, в передовых числится! Урана атомного добыли родине мерено-немерено! Вот как важно, дети, быть бдительными и любить нашу родную Коммунистическую Партию!