serjio_pereira (serjio_pereira) wrote,
serjio_pereira
serjio_pereira

Categories:

Огонь, грязь и кровь линкора «Новороссийск» Часть третья



В 01.30 мин. 29 октября 1955 г. под спящим «Новороссийском» раздался огромной силы удар. В районе 41-го шпангоута, чуть впереди передней башни, полторы тонны итальянского «тритоло» проделали огромную пробоину. Газы пробили все восемь палуб, в том числе три броневые, подняв на высоту десятиэтажного дома столб огня, воды и донного ила. Более ста человек, спящих в носовых помещениях, погибли мгновенно, превратившись в кровавые обожжённые клочья. Погас свет, пропала радиотрансляция (не совсем понятно, почему, ведь генераторы и радиоаппаратура далеко от места взрыва). Тревогу объявили по старинке — колоколом-рындой и боцманскими дудками. Корабли эскадры направили на линкор лучи прожекторов и выслали команды. Началась операция спасения. Водолазы определили размер огромной пробоины в правой скуле — около 150 кв. м! На корабле, надо сказать, не было командира, он находился в отпуске. Но зато быстро прибыли командующий флотом вице-адмирал Пархоменко, ещё шесть (!) адмиралов и 28 старших офицеров — практически всё командование флотом.
Дальше начались беспорядочные и неумелые попытки спасти гиганта. На все предложения об эвакуации людей комфлота только рычал: «Не поддаваться панике!». Нос корабля погрузился уже целиком, возник крен на правый борт. Перекачкой цистерн его удалось устранить, но погружение продолжалось. Самое страшное — вода не переставала быстро прибывать, переборки из алюминия не выдерживали напора, меры спасения не успевали за развитием ситуации. Теперь корабль стал клониться влево. Незадействованным в работах матросам было приказано собраться на кормовой палубе, там столпились около тысячи человек, из-за крена они уже с трудом стояли на ногах. Оставалась надежда, что корабль просто сядет на грунт на мелководье. Но она не оправдалась… В 04.14 «Новороссийск» накренился до 20 градусов, качнулся вправо, затем резко влево и быстро повалился на левый борт. Многие из посыпавшихся в воду людей были раздавлены вместе со шлюпками его корпусом и убиты сорвавшимися с мест зенитными установками. Некоторые тут же утонули в адской смеси бурлящего ила и мазута. Кто попроворней, сумели перебежать на киль по правому борту. На мачтах при ударе о воду погибли все. В воде оказалось и всё руководство, но никто из адмиралов не пострадал.

В перевёрнутом положении корабль, упершись в дно надстройками, оставался почти сутки, В десять вечера 29 октября море сомкнулось над ним. В общей сложности в ту ночь нашли свою смерть 609 человек, включая спасателей с других кораблей. Большинство так и остались внутри линкора. Кто-то ещё держался где-то там, внутри в воздушных мешках. Спасти удалось только девятерых: семеро вышли через прорезанную автогеном в кормовой части днища дыру спустя пять часов после опрокидывания. Двоих водолазы вытащили через двое суток. Из-за этой дыры процесс затопления ускорился, из корпуса стал стремительно выходить воздух.
По воспоминаниям спасателей, обречённые стучали по корпусу и пели «Варяга». Эта страшная и горькая подробность упоминается всеми. Разница только в том, что при гибели крейсера «Варяг» не погиб ни один матрос. К 1 ноября всё стихло… Следственная комиссия сделает заключение уже через две с половиной недели (!) после катастрофы. Причиной был назван «внешний подводный взрыв (неконтактный, донный) заряда с тротиловым эквивалентом 1000–1200 кг». Скорее всего, взрыв немецкой магнитной мины, оставшейся на дне. Дело было закрыто и тут же засекречено.Эта версия сразу же была подвергнута сомнению. У немецких мин просто не хватило бы силы произвести такие разрушения. Воронка на грунте говорила о том, что заряд располагался высоко над морским дном. Взрыв «Новороссийска» зафиксировала крымская сейсмостанция. Чтобы проверить версию, на этом же месте подорвали потом самую мощную немецкую мину. Стрелки сейсмографов отклонились гораздо меньше. К тому же никакой аккумулятор мины не смог бы выдержать одиннадцатилетней подводной спячки, это тоже было проверено. Не сочтите мои слова кощунством, но Севастополю и всему Черноморскому флоту тогда крупно повезло, ибо на линкоре не сдетонировали погреба боезапаса, и даже намёка на пожар не было.

Другой версией стала работа диверсантов, причём не обязательно итальянских. Думали на англичан, вспомнили, что взрыв произошёл накануне Суэцкого кризиса. Но доказательств собрать не удалось. Разве что Валерио Боргезе получил вроде бы вскоре высшую награду Италии Золотую медаль «За воинскую доблесть» (Medaglia d’oro al valor militare). Но опять-таки, это только слухи. Третьей версией стала гипотеза о том, что жертвы и корабль нужны были Хрущёву и Жукову, чтобы отправить в отставку ненавистного им адмирала Кузнецова. Отставка его действительно вскоре последует. Но, думается, тут просто воспользовались ситуацией. И в самом деле, отставка любого адмирала производится простым росчерком пера. Тем более, Кузнецов уже был после инфаркта и не у дел. Зачем ещё кого-то убивать?
Представления о награждении погибших командованием флота были отправлены в ноябре 1955 г. и. о. главкома ВМФ СССР адмиралу Горшкову. К наградам были представлены и 117 уцелевших моряков «Новороссийска» и их товарищей с кораблей, пришедших на помощь. Не забыты были водолазы и даже врачи. «Поклонимся и мёртвым, и живым…» — как поётся в песне… Но награждение не состоялось. Резолюция начальника управления кадров ВМФ была жёсткой: «Адмирал т. Горшков не считает возможным выходить с таким предложением». В 1996 г. после многочисленных обращений ветеранов корабля правительство РФ наконец-то дало поручения Главной военной прокуратуре, которая занялась проверкой материалов расследования. Оказалось, что засекреченные наградные листы 40 лет благополучно пылятся на полках Центрального военно-морского архива в Гатчине под Питером. Согласно документам, шесть моряков посмертно были представлены к ордену Ленина, 64 (53 посмертно) — к ордену Красного Знамени, 10 (9 посмертно) — к орденам Отечественной войны 1-й и 2-й степени, 191 (143 посмертно) — к ордену Красной Звезды, 448 (391 посмертно) — к медалям «За отвагу», «За боевые заслуги», медалям Ушакова и Нахимова. Но уже не было страны, под флагом которой погиб линкор, да и советских наград в запасе не осталось. Поэтому и живые, и мёртвые были все под одну гребёнку награждены современным российским Орденом Мужества. Надо ещё вспомнить пикантную подробность: вскоре после гибели «Новороссийска» лишились своих постов командир ОВРа (охраны водного района) контр-адмирал Галицкий и начальник разведки флота генерал-майор Намгаладзе. Вопрос любителям рассказов о немецких чудо-минах или политических интригах: причём же тут разведчики и охрана? И почему все материалы наглухо засекречены до сих пор, если с минами всё ясно, а «заговорщиков» давно нет в живых? Даже награды погибшим — и то секрет! После трагедии такой же оверкиль придётся совершить и адмиралу Пархоменко, и маршалу Жукову, а потом и самому Хрущёву. Но это уже немного другая история.

Однако тут возникает новый вопрос: если следственной комиссии всё стало ясно и понятно сразу, то почему СССР не обвинил в содеянном Италию, НАТО и прочих фашистов-империалистов? Никита Сергеевич обожал громкие процессы с политическим духом, достаточно вспомнить, какой шум поднялся из-за сбитого американца Пауэрса. При этом тот был всего лишь лётчиком-шпионом, он никого не убивал и ничего не взрывал. Все страны постоянно шпионят друг за другом, это нормальное явление, по большому счёту только укрепляющее мир во всём мире. Разведчики, строго говоря, не считаются преступниками, хоть частенько и попадают за решётку, работа у них такая. А тут случилась диверсия без объявления войны, с сотнями убитых и раненых, а флагман флота оказался на дне кверху брюхом. Это был бы процесс века, кузькина мать! Думается тому две причины. Первая — стыд. Не хотелось признавать позора ситуации, когда диверсанты хозяйничают в Севастопольской бухте как где-нибудь у себя в Специи. И не хотелось признавать полную беспомощность командования. Ну, а вторую причину, наверное, можно отыскать в чистой политике. Солнечная Италия на протяжении десятилетий числилась у Советов государством особенным. Слишком много в ней всегда было бедняков и граждан левого толка, традиционно сильны были коммунистическая и социалистическая партии, очень дружили они тайно и явно с ВКПб/КПСС. И даже фашизм не был помехой этой дружбе. До войны Советский Союз всячески сотрудничал с Италией, прежде всего в кораблестроении. В войну, заметьте, ВВС Красной армии бомбили Германию, Румынию и Финляндию, но ни одна советская бомба не упала на Аппенинский полуостров, несмотря на то, что дивизии Муссолини не понарошку, а взаправду воевали на Восточном фронте. И после войны СССР не стал настаивать на суде над итальянскими фашистами. Дуче с коллегами расстреляны — ну и ладно. Словно и не было никакого Сталинграда с Севастополем. Газета «Унита», Джанни Родари с весёлым Чипполино и рабочее движение с Пальмиро Тольятти во главе, кругом левые режиссёры, левые актёры, левые профессора и студенты. В парламенте все скоро будут «наши», того и гляди коммунист станет премьером! Не хотелось портить особые отношения. И не испортили… Одним из отголосков этой дружбы станет потом решение о строительстве в городке Ставрополе-на-Волге завода FIAT, названного ВАЗом. А сам город в 64-м переименуют в Тольятти в честь скоропостижно скончавшегося в Артеке главного итальянского коммуниста. Но чтобы не разочаровывать любителей конспирологии и шпионажа, могу предложить ещё одну версию произошедшего, вроде пока никем ещё не высказанную. Сам я в неё не очень верю, но для коллекции — пусть будет. На рубеже 50 — 60-х гг. ХХ столетия в высшем военно-политическом руководстве Советского Союза происходила незримая борьба между двумя группировками. С одной стороны это были «ястребы» из ЦК вроде Хрущёва и компании — любители помахать атомной дубиной в посудной лавочке. С другой им противостояли «умеренные» высшие чины из Министерства обороны, гораздо более трезво смотрящие на ситуацию и не желающие, по причине очередного «обострения классовой борьбы», ввергать страну и весь мир в ядерный апокалипсис. Возможно, в рядах оппозиции был кто-то и из адмиральского корпуса. Понятно, что силы были неравны, но некий саботаж от исполнителей приказов в те времена ощущался. Может, «Новороссийск» стал жертвой этой борьбы? Линкор с десятью пушками и тысячей снарядов главного калибра с плутонием вместо мелинита (не говоря уже о ракетах) был просто опасен на тесном Черноморском театре. Опасен для всех и со всех точек зрения. Этот вариант, кстати, не отменяет участия итальянцев (англичан?), поскольку подорвать собственный корабль силами своего же подводного спецназа гораздо труднее по моральным причинам. А отставные специалисты из «дечимы» вполне могли принять неожиданное предложение русских. И тогда вполне объяснимым становится закрытие архивов на многие годы. И открывается секрет странной беспечности охраны и разведки.

Поднятый через два года корабль был отбуксирован в Казачью бухту, где его к лету 1959 г. разрезали на металл. «Новороссийск» «кремировали» в мартенах «Запорожстали». Страна получила 7500 т чёрного металла и 515 т цветных сплавов. Может быть, и в кузовах нынешних ВАЗов можно отыскать молекулы той итальянской брони. Из бронзы винтов отольют потом надгробный памятник на братской могиле в Севастополе. Следом за «Новороссийском» были как-то быстро порезаны на лом и все прочие итальянские корабли, ходящие под флагом с красной звездой, в том числе относительно новый крейсер «Керчь» («Эммануэле Филиберто Дюка Д’Аоста»). Зачем? Боялись, что Боргезе не остановится на достигнутом? В марте 1962 г. делегация советских «акул пера» посетила Флоренцию. Проходил Конгресс Европейского сообщества писателей. Главный редактор «Нового мира» Александр Твардовский сделал такую запись: «Нам переводила известная здесь герцогиня Боргезе, бывшая графиня Олсуфьева Дарья Васильевна... Баба, несомненно, когда–то красивая, но резкая, жёсткая до вульгарности. Должно быть, за 60, но крашеная, бодрящаяся. О ней говорят всякое, вплоть до какой-то связи со Скорцени. Переводит плохо». Простим полковнику Твардовскому окопный лексикон, но причём тут Отто Скорцени? И было герцогине тогда не за 60, а только 53. Через год она нелепо погибнет. Графиня Дарья Васильевна Олсуфьева погибла в автокатастрофе, сорвавшись на своем «Феррари» с обрыва на приморском шоссе в Итальянской Ривьере. Валерио учредит в честь своей любимой фонд, награждающий
зарубежных писателей за лучшее произведение о Риме. С тех пор каждый год в конце мая кто-то из них получает премию имени Дарьи Олсуфьевой-Боргезе. Сам «Чёрный Князь» сделает отчаянную попытку захватить власть в Италии и остановить «падение Европы» в 1970-м. Memento Audere Semper — Помни и постоянно дерзай — такой лозунг был у воинов «дечима флотилья», созвучный с аббревиатурой. Эти события войдут в историю как «путч Боргезе». Но либеральная Европа не прельстится перспективой повторения пройденного. Юнио Валерио Боргезе вынужден будет скрыться в испанском Кадисе под крылом хенералиссимо Франко, где и скончается в 1974 г. от панкреатита. Хоронили его в папской базилике Санта Мария Маджоре с воинскими почестями, скандированием имени и римскими приветствиями правой рукой вверх. Он похоронен рядом со своей Дарией...

Стальной 44-летний «Цезарь» погиб, как и его однофамилец, что принял смерть от коварного врага в мирное время на ступенях римского Сената. Исполин ушёл, тайна его гибели так и осталась тайной. И вы продолжаете утверждать, что в названиях кораблей нет мистики...?



Итальянский линейный корабль Giulio Cesare был построен на верфи «Ансальдо» в Генуе и спущен на воду в 1911 г. Он располагал 13 орудиями главного калибра 305 мм в пяти башнях, причём три нижние башни несли по три ствола, а две верхние, более лёгкие, — по два. Такая схема была весьма распространённой в начале ХХ в. В середине 1930-х линкор прошёл капитальный ремонт, а вернее, капитальную переделку, после которой он стал фактически другим кораблём. Весь силуэт изменился радикально, водоизмещение достигло 24 000 т, исчезла архаичная центральная башня, а стволы оставшихся были расточены до 320 мм. Носовая оконечность удлинилась на 10,3 м, обретя эффективный «клиперный вид. Появились новые котлы и современные зенитки, фок-мачта заняла место перед трубой, вместо четырёх винтов стало два. Но всё равно он оставался линкором как бы «второго сорта». «Цезарь» занимался в основном сопровождением конвоев, а в 1942 командование Regia Marina Italiana признало его устаревшим даже для этой цели и перевела в разряд учебных. До 1948 г. корабль простоял у причала в качестве плавучей казармы.
Tags: ВМВ, Италия, СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments