Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Про Конец Света

Стоит ли бояться Конца Света? Думаю, что нет. Ведь, когда человек умирает, то самое, пожалуй, для него обидное, — это то, что вот он, единственный и неповторимый, самый важный на Земле человек, умирает, а они все, — остаются! Будут; жрать на его поминках гефилте фиш, за его, между прочим, деньги купленную! Щупать за здесь и за там его жену, пардон, вдову. Пить рюмка водка и рассказывать друг другу громким шепотом, какой отменной сволочью был покойный. При Конце же Света, всë по другому, по-честному! "Сядем усе!", ну в смысле " Усе ляжем!" И некому будет: щупать, пить и злословить. А это, как вы понимаете, совсем другое дело.
Что ещë гложет отходящего?
Наверное, мысль: "Как всë без меня будет?!"
— Смотри, как глазки у зятька Фимы бегают! Как пить, лавку в карты проиграет! Доченьку Розочку нищей оставит! А при Конце Света, не то, что лавки не останется — вся Земля в пыль! Да что там Земля? Всë в нуклонную пыль, в кварковый суп, в хромоплазму, туды еë, эту Вселенную, в качель! Ну если, это, разумеется, настоящий Конец Света, а не тот эрзац, который с "бледной лошадью и тремя всадниками".
— Так, что? Вы такой смелый, что не боитесь Конца Света? — спросите вы.
Не боюсь! А боюсь того, что начавшись однажды, он, Конец этот долбанный, так и будет и будет продолжаться. Изо дня в день. Вот как сейчас.

И метёлок командир…



Думаете, что это пациенты психиатрической клиники или богодельня? А вот и ошибаетесь! Это — ялтинские дворники. В свихнувшейся на милитаризме стране у каждого должен быть свой мундир. А иначе, кто ни попадя, начнёт порядок беспорядничать, водку пьянствовать и устав нарушать! А так как у любого облачённого в мундир подразделения должен быть воинский начальник, то мы рады представить его:



Генерал-майор дворнических войск, её высокопревосходительство, госпожа Метёлкина-Дворская

Жить стало веселей?


Нашёл недавно в интернете такой вот советский антиалкогольный плакат. Полиграфия и несколько архаичный язык плаката (луку, перцу) указывают, скорее всего, на середину 50-х годов прошлого столетия. Никак не пойму, то ли водка тогда так дорого стоила, то ли продукты были дешёвыми? В ближайшем супермаркете специально посмотрел что почём. Самая дорогая украинская водка "Платинум Хортица" 99.99 гр. за 0.5 л. Финская клюквенная 199.99 гр. за 0.5л. Тот набор продуктов, что на плакате, как раз на "финку" потянет или на две "Хортицы" или на три бутылки более дешёвой водки, как раз такого качества, что на плакате. Жить стали не лучше, но точно, что веселей.
P.S. А что там у кацапов с этим делом? Паритет наблюдается или как?

Фразы из старого сундучка



И конечно же "йо-хо-хо, и бутылка рому". А если, кто-то из сухопутных крыс скажет, что пить ром по утрам не комильфо, то мы вежливо подскажем каким курсом и как скоро ему идти прочь и не раздражать почтенных джентльменов. Верно, друзья?

Про Рабиновича



Где-то в начале прошлого века, швейцарец Эдуард Берте открыл в Одессе на Преображенской 36 необычный ресторан. Назывался он "Квисисана". Ресторан был оборудован новейшими механическими буфетами — автоматами, где за пятикопеечную монетку можно было получить бутерброд или рюмку водки, за 15-30 копеек – купить быстрый завтрак. Справа от входа размещались буфеты-автоматы с напитками и инструкцией о том, что для получения выбранного вина "следует опустить в автомат две десятикопеечные монеты". Бывало, что посетитель не доверял чистоте висевшей на крючке рюмки, но и это было предусмотрено изобретателем этой идеи: рядом имелся автоматический “полоскатель” с чистой теплой и холодной водой. Посуда мылась на глазах посетителей.
Рюмка хереса, мадеры или ликера, а также стакан белого или красного вина, или стаканчик поменьше глинтвейна стоили по 20 копеек. Кружка пива – 10 копеек. А водка – по 5 копеек малая и по 10 копеек – большая рюмки. Конечно, просто пить – скучно и вредно для здоровья. Поэтому торговыми автоматами предлагалась и закуска. Она была не очень замысловатой. Пирожки шли по 5 копеек, всевозможные бутерброды – от 5 до 15 копеек за штуку. Через автомат можно было купить даже и некоторые горячие кушанья (за 30 и 40 копеек). Еще два автомата наливали чай и кофе. По желанию клиента к этим напиткам подавались также сливки или лимон. Из отдельного автомата отпускался коньяк по 20 и 30 копеек за рюмочку.
У входа в "Квисисано", была устроена разменная касса, где приходившие сюда получали нужные для автоматов монеты.
В первые дни работы ресторана в нем перебывало необыкновенно много публики. Но, конечно, тут же нашлись и умные головы, которые быстро придумали, как покушать и выпить бесплатно.
Вот цитата из "Одесского листка" за 1912 год: "В ресторан "Квисисана" явился молодой человек и стал опускать в автоматические аппараты заранее приготовленные оловянные кружки, величиною в медный пятачок, получая пирожки и бутерброды. Проделку ловкого одессита заметили и задержали. Он оказался Давидом Рабиновичем".

Вы

"Переворачивая эту страницу, вы замечаете, что касаетесь указательным пальцем какой-то точки на бумаге. Это вызывает незначительное нагревание этой самой точки. Незначительное, но совершенно реальное. В мире бесконечно малых величин нагревание вызывает движение электрона, покидающего свой атом и сталкивающегося с другой частицей.

Но частица эта на самом деле «относительно» огромна. И удар электрона становится для нее настоящим потрясением. До этого момента она была инертной, пустой и холодной. Из-за вашего «прыжка» со страницы на страницу у нее наступает кризис. Своим жестом вы спровоцировали изменения, о последствиях которых вы даже никогда не узнаете.

Взрыв в мире бесконечно малых величин.

Фрагменты разлетающейся в разные стороны материи.

Выделяемая энергия.

Быть может, родились микромиры, быть может, в них живут люди, и они откроют металлургию, способ приготовления пищи на пару и межпланетные путешествия. И даже окажутся умнее нас. Их никогда бы не было, если бы вы не взяли в руки эту книгу и если бы ваш палец не произвел нагревание именно этого участка страницы.

Вместе с тем наша Вселенная, несомненно, сама находится в уголке страницы гигантской книги, в подметке ботинка или в пене пивной кружки какой-нибудь цивилизации великанов. Наше поколение уже никогда не узнает, среди каких бесконечно малых и каких бесконечно больших величин мы находимся. Но мы знаем то, что давным-давно наша Вселенная, во всяком случае частица, составляющая нашу Вселенную, была пустой, холодной, черной и неподвижной. А затем кто-то (или что-то) вызвал кризис. Перевернули страницу, наступили на камешек, сдули пену с кружки пива. Было совершено какое-то воздействие. В нашем случае, как известно, это был Большой взрыв.

Только представьте себе бескрайнее безмолвное пространство, вдруг разбуженное титанической вспышкой. Почему где-то наверху перевернули страницу? Зачем сдули пену с пива?

Именно для того, чтобы все эволюционировало вплоть до этой самой секунды, в которую вы, некий читатель, читаете некую книгу там, где вы сейчас находитесь.

И может быть, каждый раз, когда вы переворачиваете страницу этой книги, где-то в мире бесконечно малых величин возникает новая вселенная.

Подумайте о своем беспредельном могуществе."


Бернар Вербер

Африканская сказка

Однажды к знаменитому охотнику Джону Смиту пришёл его старый приятель, шаман племени Юмба-Тумба, Годлумтакати, что на их, африканском языке, означает — "сдерживающий волшебство".
— Джамбо, мзунгу! Приветствую тебя, Большой Белый Бвана! — Годлумтакати приложил левую руку к сердцу и поклонился.
— Хабари гани, Годи, старый ты мошеник! Хватит комедию ломать, заходи в моё бунгало. Что тебя привело ко мне, дружище? Думаю не только желание выпить со мной по стаканчику доброго односолодового, верно?
— Да, Джон, ты как всегда прав! Твой виски и вправду замечательный, но пришёл я не ради него, хотя, по правде говоря, не откажусь от угощения. И кстати, держи подарки, бвана! Ячменное пиво, вяленая нога антилопы, яйца страуса!
— Благодарю, Годи! Пусть всегда будут обильными ваши поля и чрева ваших женщин! Рассказывай, что случилось?
Через полчаса Годлумтакати, основательно подкрепившись разнообразными вкусностями, в изобилии выставленными на стол служанкой охотника, очаровательной Озумэйр, и отдав дань превосходному "Гленфидишу", перешёл к делу:
— Джон, ты наверное уже слыхал, что в нашем племени теперь новый Кгози*. Старый Кгози, бангани** Очинг отошёл от дел и поселился в бедной хижине на краю деревни.
Новый Кгози Олуджими так замечательно пел и играл на оруте***, что наши бубис**** избрали его новым вождём.
— Ну так в чём же проблемы, Годи? Веселитесь и пойте, — Джон улыбнулся краешком губ, — разве вы этого не заслужили?
— Джон, ты ведь знаешь какие у нашего племени проблемы с соседним воинственным племенем Тумба-Юмба? Они отобрали наше дальнее пастбище, где мы выпасали наших ватусси*****. Отогнали нас от озера, где мы ловили рыбу, а теперь Олуджими хочет отдать Тумба-Юмба наши арахисовые плантации. Он говорит, что надо прекратить эту братоубийственную вражду и дать нашим "братьям" всё, что они хотят!
Джон, с чего бы этим дикарям быть нашими "братьями"?
— Годлумтакати! — Смит впервые назвал шамана полным именем, — от меня ты, что хочешь? Чтобы я вмешался в ваши племенные разборки? Изгнал ваших обидчиков с захваченных ими земель?
— Все знают, Джон Смит, что у тебя есть знаменитый "Громобой", ружьё, которое одной пулей может убить самого большого слона или носорога. Дай его нам!
— Годи, если мне не изменяет память, ваше племя когда-то владело ружьём, которое ничуть не хуже, чем мой "Громобой", верно?
Старый шаман горестно вздохнул:
— Джон, ты не хуже моего знаешь, что мы променяли наше ружьё на разные красивые и бесполезные штучки, на которые, вы, белые люди, так богаты, а мы, африканцы, так падки. На бусы, зеркальца, цепочки и браслеты… Ты прав, Джон! Никто кроме нас не может, да и не обязан, защищать нашу землю. Извини, пойду я. Спасибо за виски, бвана******!
__________________________
* Кгози — король.
** бангани — благородный.
*** оруту — такая африканская балалайка.
**** бубис — долбоёбы.
***** ватусси — африканская бурёнка.
****** бвана — господин, мистер.

Фейжоада

Бразилия. Небольшой городок Имбитуба, почти на границе с Уругваем. Прайя до порто, пляж неподалёку от морского порта Имбитубы. Мы, (я и Славик, наш "электришн"), толкаем дверцы бара в форме крыльев летучей мыши, "классика" для американских салунов Дикого Запада, но странно выглядящих здесь, на крайнем юге Бразилии, и заходим внутрь.
"Монтенегро", так называется бар, ничем не отличается от множества таких же бразильских баров и ресторанчиков, которые мне доводилось посетить ранее. Десяток столиков, стойка с высокими стульями — все как обычно. Здесь прохладно — работает кондиционер, на потолке неторопливо кружит лопастями громадный вентилятор, и уютно мигает над стойкой бара телевизор с выключенным звуком. Садимся за столик, покрытый скатертью в крупную красно-зелёную клетку.
Официант подходит и улыбается заученной улыбкой.
— Ке десежа, патрисио?
— Дуас сервежас и дуас эштудо.
— "Брама", "Кайзер" оу "Антарктика"?
Мы улыбаемся. Несмотря на то, что в Бразилии сотни сортов пива, в любом баре от Ресифи на севере, до Порту-Алегро на юге, тебе неизменно предложат именно эти три сорта, и именно в таком порядке: брама, кайзер, антарктика.
Официант уходит и через минуту возвращается с двумя бутылками пива в белых пластиковых полутермосах с изображением пингвина.
— Пор фавор! Суа сервежа, патрисио! Эштудо эспере дез минутос? Буэно?
— Буэно! — мы соглашаемся подождать, пока нам готовят гигантские бразильские "гамбургеры" — X-tudo. На экране телевизора раз за разом повторяется кадр c дымящимися небоскребами на фоне чистого голубого неба. Еще чуть-чуть, и они, как карточные домики, рухнут вниз. Картинка кажется настолько нереальной, что больше смахивает на съемки очередного голливудского блокбастера про конец света. Но это не блокбастер. Сегодня 11 сентября 2001 года, и всего лишь несколько часов назад рухнули "близнецы" WTC.

Collapse )