Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Икар. Операция прикрытия

Кинотрагедия из жизни Древнего Крита в шести эписодиях

Действующие лица:
Крит:
Андропус — Руководитель Службы Безопасности Лабиринта.
Христалидис — Его заместитель и главный поверенный в тайных делах.
Ипполита — Дочь Андропуса.
Дедал — Генеральный конструктор Лабиринта.
Икар — Его сын.
Афины:
Тесей — Царь Афин.
Ставрус — Начальник Службы Охраны.

Эписодий четвёртый

Афины. Высоко над городом, на неприступной скале возвышается дворец Тесея.
Вопреки нашим ожиданиям дворец не окружён стройными колоннами из белого мрамора. Да и дворцом "резиденцию" афинского царя можно назвать с большой натяжкой. Скорее — большой дом за укрепленной стеной. Холодный северный ветер — бореус, гонит обрывки туч, пышных, странных очертаний и красок. Эти обрывки туч кажется цепляются за верхушки стройных кипарисов, которые гнутся под порывами ветра.
Камера ныряет во внутренние покои дворца… Грубо оштукатуренные стены, отсутствие каких-либо украшений. Если, конечно, не считать украшениями укрепленные в специальных пазах факелы, пропитанные жиром. Факелы трещат и разбрасывают искры. (Если бы во дворец забрёл предсказатель по пламени факела — ликноскопий, то он бы несомненно указал на угрозу обмана или обольщения.) Тронный "зал" — скорее большая комната, посреди которой — богато украшенное кресло на специальном возвышении. Тесей, одетый в длинный ионический хитон, сидит на троне. Рядом с троном, укутанный в хламиду, — Ставрус, начальник Службы Охраны.


Тесей:
— Что в Пирее, Ставрус?
Ставрус:
— Всё прошло, как и планировали, ваше Величество. "Возлюбленная Посейдона" вернулась в Пирей без второго помощника. По рассказам матросов, он был найден зарезанным, около какого-то портового борделя.
Тесей:
— Что с мальчишкой?
Ставрус:
— Сидит во внутренней тюрьме Службы Безопасности Лабиринта. Андропус приказал с него глаз не спускать. Ищет связи. Полагает, что Икар лишь звено разветвленной шпионской сети на Крите.
Тесей (рассмеявшись):
— Пусть поищет, старый дурень. Темней всего под фонарем, так кажется, говорят северные варвары?
Ставрус:
— Тем не менее, Ваше Величество, не следует недооценивать старую ищейку. Андропус опытный сыскарь, а наш человек в Кноссе лишь по счастливой случайности не "засветился" при передаче настоящего диска.
Тесей (неожиданно резким голосом) :
— Ставрус, я должен быть на сто процентов, ты слышишь, на сто процентов, быть уверен, что мне не подсунули "пустышку".
Ставрус:
— Ваше Величество, что касается моих информаторов, то, уверяю Вас — это очень честные и скромные люди, которые выполняют свои обязанности аккуратно и не имеют намерения обмануть кого-либо. Эти люди многократно проверены мною на деле. Они работают не за деньги. Они работают за идею. И не потому, что они у меня на "крючке".
Тесей:
— Ставрус, ты хороший эллин, но ты сентиментальный эллин. Не хватало ещё, чтобы ты мне начал рассказывать сказки про то, что настоящий разведчик должен любить свою Родину и не изменять жене. Предпочитаю, чтобы агент получал неплохие деньги за свой опасный труд и боялся предать меня, понимая, что мы и на краю Ойкумены найдём предателя и с живого шкуру спустим.
Ставрус:
— Счастливейшая страна та, которой управляет столь мудрый и благородный муж, как Вы, Ваше Величество!

Collapse )

Мютцен ап, киндер, мютцен ауф!

В декабре в Карелии заработает бутафорский концлагерь с дощатыми бараками, пулеметными и смотровыми вышками. Это копия концлагеря, в котором «будут воспроизведены жизнь и быт малолетних узников финских лагерей в 1941—1944 годах».
Необычный объект, который создатели назвали «музеем под открытым небом», воссоздали в деревне Ватнаволок Кондопожского района. Сюда по выходным будут привозить школьные экскурсии — для этого организаторы запустили программу под названием «Патриотические выходные». Детям из Петербурга, Лодейного Поля, Петрозаводска, Подпорожья и Кондопоги будут показывать документальный фильм, снятый по воспоминаниям малолетних узников, сообщает ГТРК «Карелия».
Созданием музея занимается фонд «Открытые возможности», получивший на эти цели президентский грант на сумму более 2,8 миллиона рублей.
«Сюда будут приезжать историки. Надеемся увидеть здесь и самих бывших малолетних узников, которые смогут со школьниками поделиться своими воспоминаниями», — рассказала руководитель фонда Наталья Абрамова.


Не, ну, а как иначе? Какой еще патриотизм, кроме как с бараками и вышками, может быть в стране, когда во власти урки, где "законная и всенародно любимая" власть ходит по Кремлю (!!!) с толпой телохранителей?
В конец охуели со своим "патриотизмом" и победобесием. Пожелал бы ботоксному недофюреру разбить свою плешивую бошку, о стенки бункера, в котором он безвылазно сидит с весны, изредка выпуская на публику двойников, но наверно не получится ему это сделать. Ведь стенки там обшиты поролоном, как в клинике для буйных сумасшедших.
Тогда пусть родители, которые поведут своих чад посетить этот "развлекательно-воспитательный центр", убьются нахер вместо своего вождя! Поверьте — это самое лучшее, что они смогут сделать для них.

Ты меня достал, майор!

Причиной стрельбы в части под Воронежем назвали нервный срыв у срочника.

"Пресс-служба ЗВО сообщила, что утром в понедельник в войсковой части в Воронежской области военнослужащий из состава суточного наряда по парку открыл стрельбу по проверяющим, затем забрал оружие офицера и скрылся. Его начали искать.
Информированный источник "Интерфакса" сообщил, что подозреваемый - срочник Антон Макаров 2000 года рождения.
"Макаров повздорил с прибывшим с проверкой несения службы майором Романом Ермолаевым, выхватил из его кобуры пистолет и выстрелил в офицера", - рассказал собеседник агентства.
На помощь Ермолаеву подбежал водитель-срочник, которого Макаров также застрелил. "Затем он произвел выстрелы еще в одного солдата-срочника, который позже скончался, и скрылся", - сказал источник.
Другой источник говорил, что подозреваемого якобы заблокировали в помещении и начали с ним переговоры.
По словам собеседников агентства, трагедия случилась на аэродроме "Балтимор"

Х-мм! Прикольно, как в ЗВО аэродромы называют.
Надо полагать где-то рядом с "Балтиморой" находится: "Бостон", "Филадельфия" и "Нью-Йорк"? Интересно, это у вояк российских такой казарменно-уëбищный "юмор", или: с "Балтимора" они собираются Балтимору бомбить, а "Бостона" — Бостон?

Дай визу мне!

США временно прекратили оказывать стандартные визовые услуги по всему миру из-за пандемии коронавируса. Об этом говорится в сообщении Госдепартамента.
Представил себе, как бы эту, непростую для русского человека, ситуацию описали классики советской литературы, ну например,
Илья Эренбург

…вдруг в дальнем углу кто-то застонал по-русски. "Друг мой, брат мой, дай визу! Почему ты не хочешь дать визу?!" Я оглянулся и увидел достаточно показательного русского интеллигента, с лошадиной физиономией, в пенсне с одним выбитым стеклом, в широкой фетровой шляпе, на которой, безусловно, сидели и лежали различные посетители различных кабачков.
Он настойчиво тряс одного из американцев, который никак не мог ответить на столь глубокомысленный вопрос, тем более предлагаемый на языке непонятном, но от волнения и усилия понять высунул кончик языка и качал во все стороны головой. Зрелище это было столь живописно и трогательно, что мы перекочевали за столик русского, который необузданно обрадовался, увидав соотечественника, и предложил мне тотчас решить проблему, не выясненную американцем. Засим он очень внушительно объяснил, разбив при этом кувшин и четыре стакана, что блять, дебилы, блять, пендосы, потомак иху мать, не хотят выдавать визу!


Или Илья Ильф и Евгений Петров

…С некоторого времени посол США в России Джон Салливан почувствовал на себе чье-то неусыпное внимание. Сперва ничего определенного не было. Исчезло только привычное и покойное чувство одиночества. Потом стали обнаруживаться признаки более пугающего свойства.
Однажды, когда Джон Иосифович,  обычным размеренным шагом двигался на службу, возле самого американского посольства его остановил нахальный нищий с золотым зубом. Наступая на волочащиеся за ним тесемки от кальсон, нищий схватил посла ъ за руку и быстро забормотал:
— Дай визу! Дай визу, их много у тебя. Дай одну визу!
После этого нищий высунул толстый нечистый язык и понес совершенную уже чепуху. Это был обыкновенный нищий полуидиот, какие часто встречаются в росийских городах. Тем не менее мистер Салливан поднялся к себе, в посольский кабинет, со смущенной душой.


Ну или Андрей Платонов

…И вдруг Копенкин воодушевленно переменился. Он поднял чашку с чаем и сказал всем:
— Товарищи! Давайте выпьем напоследок, чтобы набраться силы для защиты всех младенцев на земле и в память Визы, которую не дали мне проклятые капиталисты. Я клянусь, что моя рука положит на ее могилу всех убийц и мучителей!
— Отлично! — сказал Мрачинский.
— Всех угробим! — поддакнул Никита и перелил стакан в блюдце. — Виз не выдавать, то недопустимо…
Чувства о Невыданной Визе так взволновали Копенкина, что он опечалился глазами, полными скорбных слез. Он неугомонно шагал и грозил буржуазии и бандитам Северо-Американских Штатов, Англии и Германии за невыдачу ему Визы.
— Моя любовь теперь сверкает на сабле и в винтовке, но не в бедном сердце! — объявил Копенкин и обнажил шашку. — Тех, кто Визу мне не дал, врагов бедняков и женщин, я буду косить, как бурьян!

Копать не перекопать!

В Российской Федерации впервые провели чемпионат по выкапыванию могил на скорость,
Состязания должны были пройти во Владивостоке, но в итоге были перенесены в Томск. Соревнование организовали в рамках форума предприятий, оказывающих услуги ритуального характера.
Поучаствовать в «кладбищенском батле» приехали представители пяти городов. Как сообщает паблик, лучший результат конкурса показал томичи — 52 минуты, худший — около 70. По словам организаторов, цель мероприятия — повышение сервиса и качества ритуальной отрасли


Ну что тут скажешь? Когда расияне молодцы, то я так прямо и говорю — молодцы! А то коровьими лепëшками бросаетесь на дальность и блины едите на количество. Пустое это, расияне! От блинов можно заворот кишок получить, а коровьи лепëшки и вовсе, одна антисанитария! А вот могилы копать — то дело! Аккуратная и уютная могила, она ведь, как говорится, всей жизни — венец! Скажем, не пожил расеянин, как человек, так хоть закопают быстро! Дело нужное и важное. А с учëтом пандемий всяких, вообще, архиважное!

Три эпизода про чëрных. Эпизод третий: Куба

Конец 90-х. Гавана.
После США и Доминиканской республики (Кстати, Доминиканская республика или кратко — "Доминикана" — не имеет никакого отношения к Доминике. Доминика — остров и государство на Карибах, а Доминикана — государство на острове Гаити) мы попали в чартер к итальянской компании поставляющей на Кубу "гуманитарный груз" — муку. (Удивительно, но не перевелись ещë в Европе, в конце ХХ века, дураки, готовые задарма кормить этих горластых бездельников!) Грузились в Мегере, что в шести километрах от Венеции, а выгружались в разных кубинских портах, но чаще всего в Сант-Яго и Гаване. Самое приятное в этом чартере было то, что груз обязательно подлежал фумигации, а экипаж на время хим. обработки съезжал на берег, в гостиницу. Обычно, фумигация продолжалась 72 часа, и за это время морячки стремились "оторваться по полной". Но про это, в другой раз, а сейчас хочу рассказать какая удивительная история произошла с нашим третьим помощником, Анатолем С.
Толик, по своему, был уникальным человеком. Сумев за пять лет из четвёртого помощника (а в совторгфлоте была такая должность на судне — четвëртый помощник капитана — "начальник" над камбузом и "хозяин" баталерки) стать старпомом, он, таким же, феерическим способом, из старпомов превратился, вначале во второго, а затем и третьего помощника. Возвращения в четвёртые, он избежал по причине отсутствия на греческом флоте такого ранга. Разочаровавшись в "секстантах и астролябиях" Толик решил сменить сферу приложения своих талантов и поступил на судомеханическое отделение ОВИМУ.
Так вот, как-то ранним утром, я сидел в холле гостиницы ожидая машину, которая должна была отвести меня на судно, для ежедневного обхода и выполнения рутинных работ. Это входило в мои обязанности. Как правило, занимало не более часа времени и не особенно меня напрягало. Сижу, попиваю безалкогольный мохито и тут вижу, как нашего Толяна, под белы ручки, выводят двое полицейских. Сказать, что удивился, так нет, хорошо зная его репутацию гуляки и забияки. Заметив меня Анатолий прокричал
— Секонд, сообщи мастеру, что меня фараоны замели!
И был препровожден в старенькие "жигули", за рулём которых восседал, еле вмещающийся в них "тонтон-макута" кубинского разлива. От одного взгляда на него, в голову сразу пришли не раз слышанные нами жуткие рассказы про "сегуридад" и я мысленно навсегда простился с Анатолем…
Анатолий вернулся в гостиницу только вечером и вот какую замечательную историю он рассказал:
— Когда меня отвели в кубинский околоток и заперли в камеру, больше напоминавшую каменный мешок, то я форменным образом, впал в панику! Чего-чего, а уж страшилок про "раулевцев" мы все знали до хрена и больше. Самое страшное, что я абсолютно не понимал, за что меня повязали. Когда через несколько часов двери камеры открылись и меня провели в кабинет полицейского "хэфе", то я уже был готов признаться в любом злодеянии, лишь бы не мучили, а сразу расстреляли.
"Хэфе", чëрный, как ночь в тропиках, негр, долго перелистывал какие-то бумаги на своём столе, а затем, — Толик продолжил свой рассказ, — поднял на меня глаза. Это было ужасно. Я с трудом заставлял себя глядеть на него. Что-то ядовитое, змеиное таилось в его черных глазах. Видимо он знал, какое действие оказывает его взгляд, потому что вдоволь насладившись моим ужасом, он сказал на довольно правильном русском языке:
— Да не дрожите так. Вас тут не съедят. Но если вы нарушили наши законы, то придëтся ответить. Итак: Я — капитан полиции, Мартинес. А вы — третий помощник на теплоходе "Посейдон"?
— Си, синьор хэфе, — от волнения я перешëл на испанский, — Да, третий, помощник, я.
— Вы говорите по-испански?
— Си, товарищ капитан, то есть нет, не говорю. Немного говорю, — от волнения я даже начал путаться в словах.
(Позволю себе тут маленькое отступление. Анатолий, уроженец молдавского села Вулканешты, бегло и одинаково скверно изъяснился на всех романских наречиях, но лучше всего ему давался португальский язык, который, как и молдавский язык, впрочем Толик никогда не забывал уточнить, что: "Никакого молдавского языка нет! А, что есть? Есть — испорченный русскими, великий румынский язык!", весьма похожи. Наличием большого количества "шипящих" звуков, в первую очередь.)
Капитан Мартинес подозрительно смерил меня взглядом и продолжил допрос:
— Признаёте ли, что 13 мая 199* года, вы вступили в преступный сговор с гражданином Кубы "NN", с целью приобретения коробки кубинских сигар? Учтите, ваш сообщник, сам во всем признался и дает исчерпывающие показания. Не принуждайте нас, э… применять меры!
— Но я не был на Кубе 13 мая 199* года, — запротестовал я.
— Ваше судно называется "Посейдон", а вы на нём служите третьим помощником?
— Да, но 13 мая 199* года я не был на Кубе, а сдавал зачёты в ОВИМУ.
— А в показаниях расхитителя социалистической собственности указано, что именно вам он продал коробку похищенных с фабрики "Партагас" сигар "Romeo y Julieta"
— Кому? Мне? — Схватился я за голову.
— Да, именно вам, третьему помощнику т/х "Посейдон"
— Но меня не было на Кубе!
— Но вы третий помощник! На теплоходе "Посейдон"?
— На "Посейдон", да, но меня…
— Хватит! Зачем вы отрицаете очевидное? В показания преступника черным по белому написано, что он продал сигары третьему помощнику т/х "Посейдон". Вы — третий помощник?
— Третий, но это был не я!
Тут полицейский начальник показал неплохое знание русских идиоматических выражений.
— Конечно не вы, это был Пушкин!
Неизвестно сколько бы ещё продолжалась наша словесная баталия, но в это время зазвонил телефон. Взяв трубку и услышав голос в ней, полицейский подскочил со своего стула и встал по стойке смирно. Судя по всему, большой начальник озаботился тем, как ведётся расследование экономической диверсии против первого на американском континенте социалистического государства. Внимательно выслушав своего начальника и аккуратно положив трубку на место, полицейский капитан, не глядя на меня, изобличëнного, съежившегося на казённом стуле "преступника", дал знак ожидавшему у дверей кабинета вертухаю, (или как его там, на испанском?)
Вертухай легким движением поднял меня со стула, и вытолкал из кабинета, а затем, придав с помощью тумака ускорение, отправил меня в свободный полёт, завершившийся в чахлых кустах агавы. Выбравшись из колючей ограды, я припустил со всех ног. Но сумел добраться до гостиницы только поздно вечером, так, как и доллары и "конвертируемые" песо и даже несколько, случайно завалявшихся в бумажнике, гривен, были изъяты во время обыска, а требовать их возврата… Толик ещë раз тяжело вздохнул.
Вся эта история закончилась без каких либо последствий. Никто больше не требовал признаний от Анатоля, как впрочем, и извинений ни от кого не последовало. Менты, они и на Кубе тупые менты! Неспособные сообразить, что экипаж на судах постоянно меняется. А уж если мент, и ко всему прочему, ещë и чëрный! Брррр! Через неделю мы покинули "гостеприимную" Гавану и в балласте пошли в Бразилию. Но это, уже совсем другая история.

Три эпизода про чëрных. Эпизод второй: ЮАР. (окончание)

Попрощавшись с улетающим в Лондон, Гораном, и пожелав ему счастливого пути, я подошëл к стойке "Сауз Эфрика Эйрвэйз", чтобы зарегистрироваться на рейс в Йоханнесбург.
Молодая белокурая девушка
с круглым, в веснушках, лицом, как будто снятая с картины какого-то голландского мастера XVII века и магически перемещенная на три века вперëд по времени и несколько тысяч миль в расстоянии, улыбнулась:
— Велком меньер!
Я протянул ей свой заграничный паспорт гражданина Украины.
Заметив, что девушка собирается воспользоваться сканером для паспортов с магнитной полоской на которой записана вся информация о владельце документа, я ей сказал:
— В моëм паспорте нет магнитной полоски, мэм.
— Это не проблема, сэр! — качнула головой девушка, — я наберу ваши данные вручную! — Она лëгким движением прошлась по клавиатуре компьютера и принтер через пару секунд выдал мне посадочный талон на рейс до Йоханнесбурга…
По прилëту в Йози (так обычно называют этот город местные жители) мне следовало поспешить. Уже объявили регистрацию на каирский рейс, а мне ещë надо было из зала прилëтов местных авиалиний попасть в международный терминал и вновь зарегистрироваться. Такова уж особенность "электронных" авиабилетов. Ваши паспортные данные вносятся в компьютер авиакомпании, осуществляющей перелëт, а он при регистрации в аэропорту, подтверждает; да, мистер такой-то, имеет право осуществить перелëт из точки А в точку В, так как стоимость билета, такого-то класса, оплачена.
Как бы контрастом к кейптаунской голландке, за регистрационной стойкой "Сауз Эфрика Эйрвэйз" в Йоханнесбурге, сидел здоровенный негр.
— Такому впору кайлом махать на шахте, а не клавиши давить, — подумал я, протягивая ему свой паспорт. Несмотря на моë предупреждение об отсутствии в паспорте магнитной полосы, негр засунул его в сканер. Компьютер, естественно, никак не отреагировал на это. Тогда он достал его из сканера, перевернул другой стороной и вновь засунул внутрь прибора. И снова компьютер молчал.
— Сэр, я же вам объяснил, что в этом паспорте нет магнитной полоски. Когда я его получал почти десять лет назад, такая опция не предусматривалась. Пожалуйста, введите данные вручную.
Негр отреагировал самым неожиданным образом. Он швырнул мой паспорт куда-то под стойку и нажал кнопку микрофона:
— Полиция! Внимание! "Сауз Эфрика Эйрвэйз" фальшивый паспорт!
Разумеется, никаким фальшивым, мой паспорт не был. Просто, это был самый первый украинский заграничный паспорт, который я получил взамен заграничного паспорта гражданина СССР, ещë в начале 90-х. И никаких полосок там не было. Вот это всë мне пришлось в течении получаса объяснять в полиции аэропорта. Несмотря на то, что в паспорте была отметка иммиграционных властей в Кейптауне, а в нëм были вкладыши; пятилетней шенгенской визы и пятилетней визы США, а в самом паспорте не было свободного места от отметок о въезде и отъезде из десятка других стран, полицейский начальник твердил, что мой паспорт фальшивый. Я же продолжал его убеждать, что паспорт мой, самый, что ни есть настоящий, а я не международный террорист, у которых, а как же иначе, самые безупречные паспорта с магнитными полосками!
— Если бы я считал вас террористом, сэр, — явно издевательским тоном промолвил полицейский, — то вы бы были уже в наручниках, сэр!
Объявили об окончании посадки на каирский рейс. Надежда на то, что я покину сегодня "гостеприимную" ЮАР, таяла с каждой минутой.
— Дай Бог,вообще, отсюда выбраться, — подумал я, глядя на чëрнокожего полицейского сержанта.
— В таком случае, что вы мне инкриминируете, офицер?!
— А вот сейчас и узнаем!
В участок вошëл ещë один полисмен, тот самый, который препроводил меня от регистрационной стойки в отделение аэропортовской полиции.
Он положил на стол перед сержантом мой паспорт и что-то сказал ему на африкаанс.
— Сэр, вы свободны, можете продолжить ваше путешествие. Поспешите! Посадка на ваш рейс закончена, но вы успеете. Наш человек доставит вас к выходу на посадку.
— Сэр, у меня нет ни малейшего желания задерживаться надолго в вашей, во всех отношениях, замечательной стране, сэр!
— Вам не нравится ЮАР? — полицейский мордоворот поднял на меня глаза, — а впрочем, это уже не имеет значения!
Позже, когда я развернул свой паспорт, я понял, что имел виду сержант.
Последний лист паспорта наискосок пересекала чëрная печать: "Запрещëн въезд в ЮАР".

Три эпизода про чëрных. Эпизод второй: ЮАР.

Начало двухтысячных. Кейптаун.
Мой шестимесячный контракт в должности второго механика на борту контейнеровоза "Sea princess One" подошëл к концу. По приходу в Кейптаун я должен был вернуться на родину, в мою любимую Одессу. Шесть месяцев в море — это на любом судне тяжело, а на контейнеровозах с их короткими, в несколько часов стоянками под погрузку и выгрузку, с вахтами в режиме stand-by, тяжело вдвойне. Неудивительно, что я желал, как можно скорее очутиться дома и наконец отдохнуть. Когда мы ранним утром пришвартовались к контейнерному терминалу, то на причале нас уже ожидали "нью кру мемберс". Мне на замену прилетел поляк, а Горану, второму помощнику капитана, его земляк — хорват. Передача дел много времени не заняла и уже через час, я и Горан, сидели в офисе мастера. Получили на руки наши контракты, подтверждения о переводе на наши банковские счета зарплаты за последний месяц, небольшую сумму "кэша" в долларах США и евро. (Наличные деньги всегда могут пригодиться в дороге) Не успели покончить с финансовыми вопросами, как в офис зашëл "чиф", старпом, и принëс пришедшие по факсу из нашей судоходной компании, "флайт деталс"— электронные билеты. И тут меня ожидала неприятная новость. Если Горан прилетал в Хитроу и через час с небольшим был уже на борту самолëта отправлявшегося в Загреб, то для меня не всë было так просто. Не озабочиваясь моими проблемами клерк компании, отвечающий за логистику, проложил маршрут так, что мне бы пришлось; из аэропорта Хитроу, куда прилетал прямой рейс из Кейптауна, перебираться в Гатвик, откуда улетал самолëт в Киев. А потом из Борисполя переезжать в Жуляны на одесский рейс. Короче — проблем выше крыши!
И это даже не учитывая то, что разброс между рейсами в Гатвики и Жулянах, в сумме составлял почти 18 часов! Таким образом, мне пришлось бы "путешествовать" почти двое суток, а в Одессе я бы оказался только послезавтра, к полудню. Поэтому я вежливо обратился к мастеру:
— Сэр, — я понимаю, что у вас и без моих проблем много дел, но тем не менее, я бы попросил вас, сэр, позвонить в офис компании и узнать насчëт 25 фунтов стерлингов за автобусный билет между Хитроу и Гатвиком, 50 фунтов стерлингов за гостиницу в аэропорту Гатвик, 10 долларов за билет на "экспресс" из Борисполя в Жуляны, а также 50 долларов, которые по условиям контракта полагаются мне, если время в дороге занимает более суток. А в моëм случае — это почти двое суток, так? Таким образом, компания должна доплатить мне ещë 110 долларов США и 75 английских фунтов, сэр!
По легкой гримасе раздражения, скользнувшей по лицу капитана, я понял, что ему не очень хочется звонить в Гамбург. По какой-то причине, мне неведомой, богатая судоходная компания владевшая двумя десятками контейнеровозов типа "панамакс", была весьма щепетильной в выдаче сотни-другой долларов наличными.
— ОК! Мистер Перейра, я немедленно позвоню в компанию, мастер поднял трубку спутникового "инмарсата", — Надеюсь, что там решат ваш вопрос. А пока — отдыхайте! Агент прибудет на судно к пяти, а самолëт на Лондон вылетает в семь вечера.
Где-то через пару часов мне в каюту позвонил чиф:
— Секонд, поднимитесь на мостик. Пришли новые "флайт деталс" для вас!
Новый маршрут, хоть и был более сложный в плане пересадок, но зато позволял сэкономить почти сутки времени! Из Кейптауна я летел в Йоханнесбург, оттуда в Каир, из египетской столицы в Амстердам, а оттуда в Киев, Борисполь, где перейдя из международного сектора в сектор местных авиалиний, уже через час летел бы в Одессу. Облегчëнно вздохнув, я и предположить тогда не мог, что главные волнения и неприятности, связанные с возвращением домой из Южной Африки, у меня ещë впереди.

Продолжение следует.

Полночь. ХХІ век. Россия.


В глухих непроходимых лесах Урала батюшка Сергий творит Иисусову молитву.

В России за Уральскими горами есть удивительный женский монастырь в честь иконы Божьей Матери "Спорительница Хлебов". Монастырь этот находится недалеко от Ганиной Ямы.
В этом монастыре служит известный на всю Россию схиигумен Сергий Романов.
Батюшку многие почитают за старца - Божьего человека.
Люди ( богатые и бедные, знаменитые и безвестные ) едут к нему за советом и утешением со всей России.
Известно, что батюшка Сергий ведет отчитки, изгоняет бесов, борется против чипирования, заботиться о больных, калеках, людях, попавших в трудную жизненную ситуацию.
В монастыре есть приют для детей. Помогают там и раковым больным.
Многие слышали, что за свою веру, за свои слова батюшка Сергий сильно пострадал.
Его лишили права служить, права носить священнический крест и запретили проповедовать.
Иеромонаха Сергия ждет церковный суд сначала в его родной Екатеринбургской епархии, а потом и в Москве. Иначе, чем происками лукавого это назвать нельзя.

__________________________________________
Какой там Марс, какие там лунные базы, ежели происками лукавого батюшку Сергия лишили права служить, права носить священнический крест и запретили проповедовать?! Кто теперь будет бесов изгонять и против чипирования бороться?